Посмертная психиатрическая экспертиза судебная практика. Заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы не всегда имеет заранее установленную силу. История "возвращения" квартиры законному владельцу.

Посмертная нарколого-психиатрическая экспертиза, как инструмент лишения прав на имущество. Посмертная психиатрическая экспертиза судебная практика


Заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы не всегда имеет заранее установленную силу. История "возвращения" квартиры законному владельцу. - Адвокат Журавлев Евгений Анатольевич - Судебная практика

К сожалению не всегда суды руководствуются постулатом- «никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы», особенно когда дело касается заключения эксперта. Эта история о гражданском деле по иску о признании недействительными завещания и договора купли-продажи квартиры повествует о том, что не всегда экспертное заключение становится основой судебного постановления, вопреки закону, а также обстоятельствам и доказательствам по делу.

Обстоятельства дела.

Ко мне, на стадии подачи апелляционной жалобы на решение суда, за оказанием юридической помощи обратилась Е. и поведала следующее.

У нее была родная сестра З. которая умерла и 28.10.2008 года завещала все принадлежащее имущество, в том числе и спорную квартиру, внучатой племяннице — К.

Однако внучатая племянница перестала за ней ухаживать, стала приезжать к ней два раза в неделю на 2 часа и она 02.10.2009 года все принадлежащее имущество, в том числе спорную квартиру, завещала своей сестре Е. Впоследствии на основании договора от 23 октября 2009 года З. спорную квартиру продала Е., которая стала проживать с З. и ухаживать за ней.

Дело было инициировано иском внучатой племянницы К., которая просила признать недействительным завещание от 02.10.2009 года и договор купли-продажи квартиры, заключенный между З. и Е, ссылаясь на то, что на момент совершения данных сделок З. не могла понимать значение своих действий и руководить ими в силу того, что страдала психическим заболеванием, в связи с чем в 2008 году умершей была установлена группа инвалидности в филиале «Главного бюро медико-социальной экспертизы».

Е. обратилась со встречным иском, в котором просила признать недействительным завещание от 28.10.2008 года составленного З. в пользу К. Решением суда первоначальный иск К. был удовлетворен, встречный иск заявленный Е. был признан необоснованным. Также суд не применил двустороннюю реституцию признав порочной расписку о передаче денег написанную З. в подтверждение договора купли-продажи квартиры. Таким образом из судебного решения следовало, что мой доверитель Е. осталась в одночасье без квартиры и без денег, которые она заплатила своей сестре З. за эту квартиру.

В рамках рассмотрения данного дела судом была проведена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. Согласно выводам данной экспертизы на момент составления завещания на имя К. в 2008 году, расстройства здоровья З. не были выражены столь значительно, не доходили до степени деменции, в связи с чем умершая могла понимать значение своих действий. На момент составления завещания в пользу моего доверителя Е. и последующем оформлении договора купли-продажи в 2009 года, умершая обнаруживала признаки необратимого выраженного психического расстройства в форме деменции, которое лишало её способности понимать значение своих действий и руководить ими. Данная экспертиза по сути и стала «фундаментом» для решения суда.

Но самым интересным в этом деле была индивидуальная карта амбулаторного больного на имя З., которая при проведении экспертизы специалистам не была предоставлена ввиду ее поступления в суд практически в последние дни процесса. В ней отсутствовали записи о прохождении лечения З., в периоды совершения сделок и до момента ее смерти, врачом психиатром.

В судебное заседание был вызван эксперт Биц Ю.А., который подтвердил экспертное заключение, и показал, что индивидуальная карта амбулаторного больного на имя З. никак не повлияла бы на выводы экспертов, а только бы подтвердила заключение экспертов и усилила их выводы. Более того эксперт высказался также о том, что в медицинской карте амбулаторного больного З. вообще не имеется никаких сведений о ее психических заболеваниях.

Таким образом такая противоречивая позиция эксперта, позволяла мне говорить о том, что заключение экспертов содержит во-первых- неполные сведения о здоровье умершей З., а во-вторых- их выводы стали выглядеть преждевременными.

Мной была подготовлена апелляционная жалоба от имени доверителя Е. в которой были изложены следующие доводы.

Считаю, что вывод суда о том что — «Тот факт, что медицинская карта амбулаторного больного З. не была предметом исследования экспертов при даче ими заключения и не является основанием для отказа К. в удовлетворении заявленных ею исковых требований, так как допрошенный в судебном заседании эксперт Биц Ю.А. после изучения этой медкарты пояснил, что данные, имеющиеся в этой медицинской карте не повлияли бы на их заключение, а только бы его усилили…» — является необоснованным и противоречит фактическим обстоятельствам дела.

Согласно ч. 1 ст. 85 ГПК РФ- эксперт обязан принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на вопросы, связанные с проведенным исследованием и данным им заключением.

Исходя из ч. 3 ст. 85 ГПК РФ эксперт может знакомиться с материалами дела постольку, поскольку это необходимо для дачи заключения, а не после изготовления экспертизы.

Между тем, как следует из протокола судебного заседания по данному гражданскому делу эксперт уже после изготовления посмертной судебной психиатрической экспертизы в нарушение ст. 85 ГПК РФ ознакомился, неизвестно по чьей инициативе, с медицинской картой амбулаторного больного З. которая ему не представлялась в момент производства экспертизы.

Отвечая на вопросы, касающиеся экспертного заключения эксперт Биц Ю.А. ограничился лишь тем, что указанное экспертное заключение было принято экспертами единогласно, однако экспертом было уделено большее внимание медицинской карте З. которая с его слов ему была представлена уже непосредственно в судебном заседании. Из протокола судебного заседания видно, что эксперту не представлялось время для более детального исследования медицинской карты,- по делу в связи с этим перерыв не объявлялся, медицинская карта ему была передана в самом судебном заседании и, по моему мнению, он не вправе был высказываться о достоверности и допустимости данного доказательства, так как это является прерогативой суда.

Более того эксперт Биц Ю.А. сам высказался о том, что в медицинской карте амбулаторного больного З. вообще не имеется никаких сведений о ее психических заболеваниях.

Из показаний врача терапевта П.М.Ю. следует, что умершая З. у врача психиатра последнее время не наблюдалась, и она получила инвалидность по общему заболеванию: болезнь сердца, головного мозга, атеросклероз.

Согласно ст. 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (ч.2 ст. 87 ГПК РФ).

Учитывая диаметрально противоположные сведения в заключении экспертов и амбулаторной карте, а также в показаниях эксперта Биц Ю.А. и свидетеля П.М.Ю. суд обязан был поставить на обсуждение сторон вопрос о назначении повторной судебной- психиатрической экспертизы, чего судом сделано не было в нарушение ст. 12 ГПК РФ.

Ввиду что того свидетель П.М.Ю. (врач-терапевт) не являлся специалистом, так как суд его не вызывал в качестве специалиста в порядке предусмотренном ч. 2 ст. 188 ГПК РФ, а эксперт Биц Ю.А. не мог давать заключений по медицинской карте амбулаторного больного согласно ч. 1 ст. 85 ГПК РФ,- вещественное доказательство: медицинская карта амбулаторного больного № 4-07   З. судом было исследовано ненадлежащим образом, так как ни суд, ни стороны не обладали специальными познаниями в области медицины в момент исследования данного документа. Необходимо было привлечение специалиста, чего судом также сделано не было.

Судом были нарушены положения ст. 12, 85, 188 ГПК РФ.

Заседание суда апелляционной инстанции.

В ходе судебного заседания нами было заявлено ходатайство о назначении повторной судебно-психиатрической экспертизы, которое было оставлено без удовлетворения. Однако судебная коллегия постановила вызвать в судебное заседание эксперта Биц Ю.А., что в целом я посчитал хорошим знаком. Такое решение коллегии я воспринял как согласие суда с моими разумными сомнениями касающимися обоснованности и достаточности экспертного заключения для удовлетворения исковых требований К.

Допрос эксперта в судебном заседании суда апелляционной инстанции эти сомнения не устранил, и четкого ответа на вопрос почему медицинская карта амбулаторного больного не смогла бы повлиять на выводы экспертов- от эксперта не последовало.

Судебная коллегия проверив материалы дела по доводам жалобы признала из убедительными в части. Выводы суда первой инстанции о том, что в момент составления в пользу Е. завещания и договора купли-продажи квартиры З. не понимала значения своих действий, судебная коллегия посчитала не доказанными и приняла решение об отказе в удовлетворении исковых требований заявленных К.

Таким образом судебная коллегия Белгородского областного суда, основываясь на законе и представленных доказательствах, «вернула» законному владельцу Е. квартиру, которая чуть было не выбыла из ее обладания благодаря экспертному заключению противоречащему другим доказательствам по делу.

Тексты судебных актов а также другие процессуальные документы деперсонифицированы. адвокат Журавлев Евгений Анатольевич, № 31/709 в реестре адвокатов Белгородской области.

pravorub.ru

Посмертная нарколого-психиатрическая экспертиза, как инструмент лишения прав на имущество - Адвокат Ашанин Сергей Валерьевич - Судебная практика

В ходе работы над делом пришлось достаточно подробно разбираться и с терминологией, и с методическими основами этого не простого вида экспертиз. В результате, кроме оценок специалистов, пришлось приобщить к делу собственные аналитические материалы, суть которых сводилась к оценке обоснованности положенного в основу итогового решения, экспертного заключения.

Изначально, исходя из откровенной скупости исходных данных, в части чисто медицинских документов, мне казалось совершенным безумием для любого вменяемого специалиста в области судебной психиатрии подписаться под конкретными выводами по тем вопросам, которые обозначил перед экспертами суд.

Однако, как показала практика, фантазии наших доблестных экспертов, границ не ведают.

Ни в коей мере не хочу делать огульных выводов и беспредметно охаивать весь корпус судебных экспертов, но в данном случае, в совершенно конкретный адрес высказывался со всей определенностью (чуть не написал старорежимное – «со всей пролетарской ненавистью»). Высказывался и в рамках сопровождаемого процесса, и в рамках попыток возбуждения уголовных дел по факту заведомо ложного экспертного заключения, и в рамках попыток через ВККС добиться привлечения судьи хотя бы к дисциплинарной ответственности, хотя, по большому гамбургскому счету, и по экспертам, и по судье тюрьма плакала горючими слезами. Готов присягнуть в том перед любой публикой и аудиторией.

Итак, преамбула.

Жил простой мужик – работяга. Жил в Москве, работал на заводе. В процессе своей не хитрой жизнедеятельности, волею судеб, стал собственником двух однокомнатных квартир в Москве. Поскольку мужичок семьей не обзавелся, во цвете лет решил завещать свои квартиры своим племянникам (детям своей сестры), которые со своей матерью (учительницей средней школы) проживали не очень далеко от Москвы, в Рязани. С сестрой и племянниками он периодически общался, навещал их и гостил по дороге из Москвы в родную рязанскую деревню и обратно.

Мужик решил, мужик сделал, оформил регистрационные документы, право собственности, все как положено, прошелся по регистрационным управлениям и посетил нотариусов (разных нотариусов, в разное время, с разбежкой в год – полтора), оформил завещания. Прожил не долго, ушел в лучший мир.

Мать несовершеннолетних племянников (сестра умершего) решила было оформить наследство на своих деток (каждому по квартире, как и было завещано).

И вот тут на горизонте появился второй из братьев, о котором и думать забыли к тому времени, поскольку никаких контактов ни с сестрой, ни с племянниками он не поддерживал многие годы сознательной жизни. Появился суровый брат, ведомый своей еще более суровой супругой. Поскольку жили они вдвоем (в собственной московской квартире, вроде бы все при них), однако своих детей не имели, то и решили поглумиться над племянниками. Заодно и покойного брата ошельмовать.

Заявили иск в Хорошевском районном суде Москвы о признании незаконными завещаний покойного брата на основании ст. 177 ГК РФ РФ, поскольку он (алкоголик конченный) разумения своего не имел, и действиями своими руководить на момент составления завещаний никак не мог.

Ну и в качестве амбулы, собственно судебный процесс.

Как можно доказать неадекватность покойного? Конечно, только экспертным путем. Суд, по ходатайству истцов назначил посмертную нарколого-психиатрическую экспертизу, предоставил обрывки мед. карты из поликлиники покойного и протоколы допросов свидетелей, которые знали покойного при жизни. Вопреки моим наивным ожиданиям, эксперты (комиссионно) не отказались давать заключение, ссылаясь на явную недостаточность исходных данных для столь сложной экспертизы, а составили заключение, подписи свои поставили и печать экспертного учреждения приложили. Не забыли они расписаться также и о предупреждении их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Секрет такого профессионального рвения выяснился несколько позже. Супруга брата-истца в пылу перебранки у дверей опорного пункта, где они оправдывались по факту незаконного изъятия имущества из квартиры покойного (по адекватной квалификации – кражи чужого имущества), выкрикивала в том числе и суммы «гонораров», исчисляемых в вечно-зеленых американских долларах, которые она занесла судье и экспертам за решение вопроса в их пользу.

С такими аргументами спорить не просто.

Надо заметить, мне изрядно повезло розыскать уникального специалиста, который любезно согласился выступить в качестве специалиста в суде и оказал мне неоценимую помощь в том, чтобы разобраться со всеми несуразностями этой экспертизы. Мне повезло работать в этом процессе с врачом-психиатром, психиатром-наркологом высшей категории, кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры наркологии Российской медицинской академии последипломного образования Соболевым Евгением Сергеевичем. При своем профессиональном стаже к тому времени около 36 лет, он значительную часть этого времени преподавал в академии, обучая врачей общей практики, в плане повышения квалификации, по спец. курсу психиатрии.

Евгений Сергеевич по моей просьбе подготовил свое заключение специалиста по выводам судебной экспертизы, в судебном разбирательстве оказал помощь в постановке вопросов перед вызванным в суд экспертом, дал подробные пояснения в части специфической терминологии и применимых понятий. Мне казалось, что даже судье все было понятно после столь подробных объяснений. В целом, в профессиональном смысле Евгений Сергеевич, по моему мнению, выглядел на пару порядков выше горе-экспертов, подписавших судебное экспертное заключение.

Однако никакая самая детально «разжеванная» система контраргументации против заключения судебной экспертизы на судью не произвела должного впечатления, все наши доводы были благополучно проигнорированы и суд заявленный иск удовлетворил. Племянники покойного были оставлены без квартир, соответственно брат-истец оформил их в свою собственность в порядке наследования по закону.

В части подготовки к обжалованию решения суда первой инстанции мне в своих изысканиях пришлось добраться до института им. Сербского, где по моему обращению было подготовлено заключение специалистов, выводы которого удивительным образом, в целом совпали с моими собственными правовыми оценками. Это заключение я и попытался представить во второй инстанции, где мне благополучно отказали в его приобщении и рассмотрении, указав, что нужно было предоставлять в первой инстанции и нечего загружать кассацию всякими глупостями.

Я конечно же пытался рассказывать о том, что это заключение было получено уже после вынесения решения первой инстанции и о том, что я в институт им. Сербского вынужден был обратиться только после того как суд первой инстанции фактически откровенно проигнорировал все доводы и мои, и квалифицированных специалистов-психиатров, заключения которых я предоставил суду, и где мне было отказано в назначении повторной экспертизы. Однако, все мои доводы кассационной коллегией были благополучно проигнорированы.

В итоге решение первой инстанции побороть не получилось, в кассации оно благополучно устояло, надзор свою дежурную отписку тоже прислал. Поэтому текст самого решения выкладывать особого смысла я не вижу. Тем более в электронном виде я его не сохранил, а в бумажный архив лезть далеко и не удобно. Могу предложить свою оценку данного «шедевра», оформленную в виде кассационной жалобы.

Да и предмет данной публикации не столько о решении, которое благополучно «опёрли» на экспертное заключение, а собственно об этом самом экспертном заключении. Точнее о его правовой оценке.

Суд надлежащую оценку этому славному документу дать не удосужился. Придется ограничиться лишь собственными измышлениями и мнением специалиста-психиатра.

Кроме этого, полагаю небезынтересно будет посмотреть еще некоторые аналитические материалы, но это уже, как говориться, на любителя.

pravorub.ru

Повторная посмертная судебно-психиатрическая экспертиза | Частный Поверенный

Итак, продолжим рассматривать нюансы назначения и проведения посмертных судебно-психиатрических экспертиз в гражданских делах по признанию завещания недействительным. В предыдущих статьях мы подробно рассказали о тонкостях постановки вопросов для экспертов, сборе доказательств для проведения экспертизы и выборе экспертного учреждения. Теперь представим себе, что экспертиза проведена, заключение комиссии экспертов находится в суде, но результат Вас не устраивает.

То есть в заключении значится, что покойный наследодатель прекрасно понимал, что он делает, подписывая завещания (это если вы истец, желающий оспорить завещание). Или наоборот, наследодатель не осознавал значение своих действий, подписывая завещания (если вы ответчик, в пользу которого составлено завещание). В любом случае, участнику судебного процесса о признании завещания недействительным, недовольному результатом проведённой экспертизы, можно дать следующие советы:

  1. О результатах экспертизы следует узнать как можно раньше. Для этого, уже примерно через месяц, после назначения судом экспертизы, надо начинать звонить в этот же суд с вопросом — не вернулись ли материалы дела с готовой экспертизой? Практика показывает, что судья назначает судебное заседание после получения экспертизы примерно через месяц после возвращения материалов дела. Соответственно, вы имеете право ознакомиться в суде с результатами экспертизы задолго до назначения судебного заседания. Следовательно, у вас будет возможность, в случае неблагоприятного результата, принять меры, о которых речь пойдёт ниже.
  2. Узнав, что экспертное заключение идёт вразрез с вашими ожиданиями, отчаиваться не следует. Дело в том, что закон позволяет в определённых случаях требовать назначения дополнительной или повторной экспертизы.

Согласно ч.1 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса РФ в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

Согласно ч.2 ст. 87 Гражданского процессуального кодекса РФ в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

В целесообразности назначения дополнительной экспертизы имеются большие сомнения, поскольку из текста статьи можно заключить, что она, скорее всего, будет поручена тому же эксперту. Кроме того, дополнительная экспертиза явно направлена на некие пояснения относительно выводов эксперта, а не на их опровержение.

Соответственно, для коренного перелома ситуации в свою пользу следует добиваться назначения именно повторной экспертизы. Для этого надо доказать судье, что полученная экспертиза вызывает сомнения в правильности и обоснованности её выводов.

Скажем сразу, это потребует определённых усилий. Любой, даже самый объективный судья будет склонен немедленно вынести решение на основании уже имеющейся экспертизы, а не тянуть дело дальше в ожидании результатов повторной экспертизы. Поэтому, доводы о необходимости назначения повторной экспертизы должны быть изложены в письменной форме и хорошо аргументированы. Защищая интересы своих клиентов, юристы Юридического бюро «Частный поверенный» дополнительно заказывают заключение специалиста относительно проведённой экспертизы Это заключение заказывается уже в частном экспертном учреждении, а его автором обычно является эксперт-психиатр, имеющий учёную степень кандидата медицинских наук.

Тот, кто читал предыдущею статью, может законно задать вопрос – как можно обращаться в частное экспертное учреждение, если ранее мы писали, что посмертные судебно-психиатрические экспертизы можно проводить лишь в специальных государственных экспертных учреждениях? Дело в том, что в частном экспертном учреждении мы заказываем не экспертизу, а заключение высококвалифицированного специалиста. Данное заключение не даёт ответа на поставленные перед экспертами вопросы, зато представляет собой аргументированную критику относительно выводов и методов, полученной судом экспертизы. Таким образом, заключение специалиста представляет собой законно полученное доказательство, направленное на убеждение суда назначить повторную экспертизу.

После того, как вы приобщите к материалам дела заключение специалиста, только от опыта, знаний и красноречия ваших юристов будет зависеть, какую формулировку вопросов для экспертов изберёт суд и в какое экспертное учреждение направит их на этот раз Дело в том, что согласно вышеуказанной статье, повторная экспертиза поручается другим экспертам. Но, в силу закона, в нашем городе эти эксперты всё равно будут работать в том же единственном экспертном учреждении — Городской психиатрической больнице № 6. Полагаю, что будет намного надёжнее добиваться назначения экспертизы в ином экспертном учреждении, расположенном в другом субъекте федерации. Разумеется, это учреждение также должно иметь право на проведение посмертных судебно-психиатрических экспертиз.

Как мы рассказывали в предыдущей статье, специалисты Юридического бюро «Частный поверенный» защитили интересы своего клиента в весьма сложной ситуации, добившись назначения экспертизы в Москве, в знаменитом институте им. Сербского.

Полагаю, что из серии статей, посвящённых оспариванию завещания, наши читатели твёрдо усвоили, что за свои интересы надо сражаться всерьёз. Это значит, что человек, взявшийся отстаивать свои законные права, должен быть активным, инициативным и стойким. Кроме того, такому человеку, вызывающему искреннее уважение, надо пожелать по-настоящему квалифицированной юридической помощи, которую всегда готово оказать Юридическое бюро «Частный поверенный».

Предыдущие статьи по теме:

xn--80aejardxeafkpgo6e6cj.xn--p1ai

Подготовка к назначению и проведению посмертной судебно-психиатрической экспертизе

Часто в ходе судебного разбирательства по гражданским и другим делам возникает необходимость обращения за помощью к экспертам и специалистам, обладающим специальными познаниями с целью получения разъяснений, заключений по интересующим стороны вопросам.

Порядок назначения, проведения экспертизы регламентирован ст. 79-87 ГПК РФ, главой 27 УПК РФ, ст.26.4 КоАП РФ, 82-87 АПК РФ, ранее в выпуске Европейского эксперта в статье «Заключение специалиста – доказательство в суде» я подробно раскрыла эту тему и в данной статье хотела бы остановиться на вопросах подготовки дела к назначению и проведению экспертизы, а так же о подборе источников информации, необходимых при проведении экспертизы.

Недавно ко мне обратилась женщина, которая проиграла гражданское дело в суде и была очень возмущена решением судьи, отказавшей в удовлетворении исковых требований. Суть иска – оспаривание завещания на основании ст. 177 ГК РФ (недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими). Это основание является довольно часто встречающимся в юридической практике при оспаривании различных сделок. Оспаривание завещаний имеет особую категорию сложности, так как судебные процессы инициируются чаще всего, после смерти наследодателя. В ходе производства по делу возникает необходимость в обращении за помощью к экспертам, в ходе производства по делу рассматривается вопрос о назначении и проведении посмертной судебно-психиатрической экспертизы.

На мой вопрос о перечне документов, показаний свидетелей, иных доказательствах, предоставленных судом в распоряжение экспертов, женщина удивленно ответила, что направлены были материалы дела, без медицинских документов, с показаниями истицы, представителя ответчика и … всё. Я поинтересовалась у женщины, а как по её мнению эксперты, которые никогда не видели наследодателя, должны сделать вывод о психическом состоянии гражданина в момент совершения сделки, и только в этот момент женщина задумалась.

В России сегодня сложилась ситуация, при которой любой гражданин может обратиться в суд за защитой и восстановлением своих нарушенных прав. Зачастую, граждане пренебрегают обращением за квалифицированной юридической помощью, или используют практику из Всемирной сети Интернет и, к сожалению, получают результат, схожий на самолечение самостоятельно поставленного диагноза с помощью той же сети.

Между тем, к назначению и проведению экспертизы необходимо провести серьёзную подготовку.

В статье затронута тема психического состояния человека в момент совершения сделки, и в этой связи я остановлюсь на вопросах подготовки к назначению и проведению судебно-психиатрической экспертизы (прижизненной и посмертной).

Предметом исследования является психическое состояние испытуемого в юридически значимый период (подписание документов, совершение нотариальных и иных оспариваемых действий). Осложнением является то, что эксперту необходимо установить психическое состояние подэкспертного за прошедший период, иногда достаточно длительный (несколько лет).   Учитывая, что при посмертной экспертизе невозможно непосредственно подвергнуть исследованию подэкспертного, в этих случаях проводится оценка сведений, указывающих на психическое состояние, поведение подэкспертного. При проведении экспертизы исследуются материалы дела – протоколы судебных заседаний, иные письменные доказательства, перечень которых определен ст. 71 ГПК РФ, то есть дается оценка информации. Это обозначает, что на момент направления дела в экспертное учреждения для проведения экспертизы материалы должны быть уже наполнены доказательствами, на которые вы ссылаетесь в подтверждение своих доводов о психическом состоянии стороны оспариваемой сделки.

Рассмотрим виды доказательств, которые могут быть представлены суду, а в дальнейшем на исследование экспертам.

Во-первых, ими могут являться показания свидетелей.

Необходимо знать, что в соответствии с требованиями ст. 157 ГПК РФ суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

Аналогично происходит в уголовном процессе (ст. 240 УПК РФ).

КоАП РФ не регламентирует отдельной нормой принцип непосредственности и устности, вместе с тем он трансформирован в ч.2 ст. 25.6 где указано, что свидетель обязан явиться по вызову судьи, органа, должностного лица, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, и дать правдивые показания: сообщить все известное ему по делу, ответить на поставленные вопросы и удостоверить своей подписью в соответствующем протоколе правильность занесения его показаний, а так же ст. 26.6, 26.7 (вещественные доказательства, документы).

Арбитражный суд при разбирательстве дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу. Доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании, не могут быть положены арбитражным судом в основу принимаемого судебного акта (ст. 10 АПК РФ).

Таким образом, свидетели должны явиться лично и дать свои показания суду. Свидетелями могут являться соседи, родственники, медицинские, социальные работники и т.д., наблюдавшие подэкспертного в юридически значимый период времени.

Подробному выяснению подлежат:

- характеристика личности подэкспертного;

- психическое состояние подэкспертного;

- поведение при заключении сделки и в периоды времени, непосредственно предшествующие и следующие за её совершением.

Свидетельские показания при проведении экспертизы указываются в исследовательской части заключения, а дальнейшем им дается объективная оценка на предмет противоречивости (показаний одного и того же свидетеля при даче неоднократных показаний на протяжении судебного разбирательства), пространственно-временной определенности в отношении различных происходивших до и после юридически значимого события, отсутствия противоречий и целостности показаний, соответствия показаний медицинской документации, и на предмет их соответствия научным представлениям о клинических проявлениях психических, соматопсихических расстройств, диагностированных у подэкспертного.[i]

Во-вторых, доказательствами являются медицинские документы. Необходимо подробно выяснить состоял ли подэкспертный в психиатрическом диспансере на учете, в каких психиатрических больницах лечился, находился ли на патронаже, состоял ли на учёте в наркологическом диспансере, лечился ли в наркологических больницах, в каких медицинских учреждениях обслуживался подэкспертный и в каких больницах проходил лечение. Заблуждение, что требуется только сведения из специализированных (психиатрических, наркологических) медицинских учреждений. Конечно, информация, отраженная врачом-терапевтом будет отличаться от записей психотерапевта, между тем ее нельзя игнорировать или относиться к ней легкомысленно. Запись может содержать о приёме подэкспертным лекарственных средств, оказывающих влияние на психические функции, эмоциональную сферу и поведение. [ii] Позвольте специалистам принять решение и сделать вывод об относимости данной информации.

В-третьих, вы можете представить суду любые иные доказательства, которые содержат сведения, являющиеся предметом экспертизы. Это могут быть письменные пояснения стороны, подробно описывающие хронологию событий, волю собственника на отчуждение имущества, подписание соответствующих документов, сделки. Подкрепите свои пояснения документами. Если сделка нотариально удостоверялась, необходимо добиться пояснений (письменных или устных в судебном заседании) нотариуса или лицо, исполнявшего обязанности нотариуса. Доказательствами могут являться письма подэкспертного, при подтверждении почерка, характеристики и любые иные документы.

Можно представить любые документы, при их соотносимости с требованиями ст. 71 ГПК РФ: письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. К письменным доказательствам относятся приговоры и решения суда, иные судебные постановления, протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний, приложения к протоколам совершения процессуальных действий (схемы, карты, планы, чертежи). Письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме надлежащим образом заверенной копии.

Необходимо помнить, что суд вам ничего не обязан! В соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Ст. 57 ГПК РФ конкретизирует, что доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Таким образом, выяснив всю необходимую медицинскую информацию, иные сведения, полезные для вашей позиции, необходимо заявить суду ходатайство об оказании содействия в собирании и истребовании медицинской документации. После сбора всей возможной информации и документации нужно заявить ходатайство о назначении и проведении посмертной судебно-психиатрической экспертизы. Вы вправе предоставить суду перечень своих вопросов на разрешение экспертов, а так же попросить суд назначить проведение экспертизы в конкретном экспертном учреждении, поручить проведение экспертизы конкретному эксперту. Подробный перечень прав перечислен в ст. 79 ГПК РФ.

Предоставляя эксперту более объёмный перечень материала на исследование вы повышаете свои шансы на получение нужного вам результата.

Обозначенные в статье аспекты являются существенными и краеугольными.

Относиться к ним без должного внимания было бы безответственно.

Самостоятельно, без профессиональной подготовки реализовать указанные в статье аспекты крайне затруднительно. Необходимо не только правильно собрать информацию и необходимые сведения, но и проанализировав их, поставить правильные вопросы на разрешение эксперта, своевременно среагировать при выборе экспертного учреждения, воспользоваться другими правами, предусмотренными законодательством. Несвоевременная реакция может впоследствии безвозвратно повредить вашей позиции.

Для получения качественной помощи рекомендую обратиться к специалистам в области юриспруденции.

[i] В.Р.Илейко. Методика оценки показаний свидетелей при посмертной судебно-психиатрической экспертизе в гражданском процессе. // Журнал психиатрии и медицинской психологии. — 1999. — № 2. — С. 50–54.

[ii] 1. Малая медицинская энциклопедия. — М.: Медицинская энциклопедия. 1991—96 гг. 2. Первая медицинская помощь. — М.: Большая Российская Энциклопедия. 1994 г. 3. Энциклопедический словарь медицинских терминов. — М.: Советская энциклопедия. — 1982—1984 гг.

3400049.ru

Посмертная экспертиза в вопросах недействительности завещания

(Марухно В. М.)

("Общество и право", 2011, N 5)

Текст документа

ПОСМЕРТНАЯ ЭКСПЕРТИЗА

В ВОПРОСАХ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ ЗАВЕЩАНИЯ

В. М. МАРУХНО

Марухно Василиса Михайловна, кандидат юридический наук, ассистент кафедры философии, психологии и педагогики Кубанского государственного медицинского университета.

В статье рассматриваются нормы наследственного права, связанного с недействительностью завещаний.

Ключевые слова: экспертиза, завещание, судебная практика, нормы наследственного права.

In article are considered rates of the hereditary right, connected with nonreality of the testaments.

Key words: expert operation, testament, judicial practice, rates of the hereditary right.

Российская Федерация находится в процессе построения цивилизованных рыночных отношений, правового государства, гражданского общества. Рыночные реформы потребовали коренного обновления всего гражданского законодательства, основанного прежде всего на отношениях частной собственности. Гражданин, будучи таким собственником либо обладателем иных вещных, обязательственных или корпоративных прав, должен иметь гарантии свободного их осуществления, в том числе распоряжения. При жизни такое распоряжение осуществляется по открытому перечню договоров на основании принципа свободы договора. Практически все современные правопорядки позволяют гражданину также распорядиться своим имуществом в широком смысле слова и на случай смерти. В России, как и во многих зарубежных государствах, средством такого распоряжения служит завещание, в отношении которого действует принцип свободы завещания.

Последний этап формирования отвечающего таким требованиям наследственного права как подотрасли гражданского права ознаменован принятием 26 ноября 2001 г. части третьей Гражданского кодекса РФ, введенной в действие с 1 марта 2002 г., включающей раздел V "Наследственное право".

Достаточно детальное правовое регулирование, установление государственного в лице органов нотариата контроля за составлением завещаний и их удостоверение тем не менее не гарантируют абсолютную действительность таких сделок. Нередко граждане не обращаются к институту завещания, зная от знакомых, из средств массовой информации о частых случаях оспаривания и признания завещаний недействительными. Нельзя сказать о широкой распространенности такой категории споров, но они встречаются. При рассмотрении дел такой категории должен быть учтен целый ряд факторов, вытекающих из особой правовой природы завещаний, их толкование должно быть подчинено особым требованиям, многие основания и правовые последствия недействительности сделок к завещаниям не могут быть применены, так как это противоречит их сути. Соответственно, первые годы применения новых норм наследственного права потребовали комплексного исследования проблем, связанных с недействительностью завещаний.

Особую актуальность данные вопросы обрели в связи с включением в гл. 62 ГК РФ ряда норм о недействительности завещаний.

Чаще всего в судебной практике завещания признаются недействительными вследствие невозможности завещателя понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК РФ). При этом практически всегда проводится посмертная судебно-психиатрическая или иная необходимая экспертиза [1. С. 8]. Но назначение судом экспертизы проводится лишь в случаях, когда истцом представлены доказательства возможности наличия порока воли при совершении завещания. Следует признать, что слепо следовать лишь заключению эксперта не следует, так как необходимо дать оценку всем собранным по делу доказательствам.

Например, рассматривая спор в части признания недействительным завещания, выданного Е. на имя К. и Б., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что Е. в момент составления завещания 10.07.2000 не могла понимать значение своих действий и руководить ими. При этом суд свой вывод сделал на основе заключения посмертной судебно-психиатрической экспертизы от 31.08.2006 и пояснений эксперта, данных в судебном заседании первой инстанции.

Согласно заключению экспертизы с высокой степенью вероятности можно сделать вывод о том, что Е. во время удостоверения завещания не могла понимать значения своих действий и руководить ими. Вывод экспертов сделан на основании анализа предоставленных документов, из которых эксперты сделали заключение о психическом расстройстве Е.: органическое эмоциональное лабильное расстройство личности смешанного генеза (травматического, сосудистого). Симптоматика его связана с перенесенной в 1978 г. черепно-мозговой травмой и усилением ее последствий наряду с появлением эмоциональной лабильности (слезливости) на фоне распространенного атеросклероза и прогрессирующих сосудистых заболеваний (ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, атеросклеротический кардиосклероз). При составлении завещания определялась совокупность неблагоприятных социально-психологических, соматогенных, психогенных и психопатологических факторов, а именно: нарастающая органная недостаточность при обследовании 27.07.2000 (признаки печеночной и сердечно-сосудистой недостаточности), беспомощность, нуждаемость в постороннем уходе (неоднократно с 1998 г. оформляется обслуживание социальными работниками), утрата близкого человека (убийство матери), зависимость от случайных людей (поселяет к себе постороннего человека), страх за свою жизнь, одиночество, депрессия.

С учетом данных судебно-психиатрической экспертизы о клинической картине имевшихся нарушений состояния психического здоровья Е. можно прийти к выводу о том, что в момент составления прежнего завещания 13.06.2000 в пользу А., которая являлась посторонним для нее человеком и поселилась к ней в спорный дом, а также с высокой степенью вероятности во время удостоверения завещания 13.06.2000 Е. не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

Но экспертизой в основном отражена медицинская сторона дела и заключение экспертизы носит вероятностный характер, конкретного ответа на вопрос о том, могла ли Е. в силу своего психического состояния понимать значение своих действий и руководить ими, не дано. Поэтому в силу ч. 1 ст. 67 и ч. 3 ст. 86 ГПК РФ суд должен был разрешить спор в совокупности с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела, которым суд не дал оценки в своем решении.

Свидетельскими показаниями Л., социальных работников, осуществлявших уход за Е., не подтверждается, что при жизни Е. была неадекватна, имелись какие-либо психопатологические нарушения. Дееспособность Е. в момент составления завещаний 13.06.2000 и 10.07.2000 определялась и нотариусами, оформлявшими завещания. На основе этих доказательств и обстоятельств дела, при которых были составлены оба завещания, нельзя сделать вывод о том, что Е. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, в том числе и при составлении завещания в пользу Б. и К. 10.07.2000.

Решение суда о недействительности завещания, составленного Е. в пользу Б. и К. 10.07.2000, отменено [2].

В другом примере экспертиза проводилась неоднократно, в основном заключении экспертов выявлена масса противоречий, которые не были устранены при проведении повторной экспертизы. В частности, Е., Е. Л. - наследники по закону к имуществу умершей 16 января 2006 г. С., которая приходилась им неполнородной сестрой, обратились в суд с иском к М., нотариусу Б. о признании завещания недействительным и признании права собственности.

Обратившись в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства, истицы узнали о том, что 14 января 2006 г. С. составила завещание в пользу ответчика М., которое удостоверено нотариусом Б., открывшим впоследствии наследственное дело. На момент составления завещания С. находилась в реанимационном отделении клинической больницы N 52 в крайне тяжелом состоянии и не могла, по мнению истцов, понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, в нарушение ч. 3 ст. 1118 ГК РФ завещание было подписано не самой С., а другим лицом.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано. Затем указанное решение было отменено судом кассационной инстанции и передано на новое рассмотрение, в результате которого исковые требования в части признания завещания недействительным и признания права собственности на две квартиры удовлетворены. В иске к нотариусу Б. отказано. Суд пришел к выводу о том, что завещание С., удостоверенное нотариусом г. Москвы Б., в пользу М. является недействительным, поскольку С. не обладала в момент совершения завещания дееспособностью в полном объеме. Исходя из этого, суд признал право собственности Е. в порядке наследования по закону на имущество умершей С.

С. все имущество завещала М., 20 октября 1983 г. рождения. Завещание записано со слов С. нотариусом Б., до подписания завещания полностью ей оглашено нотариусом, в связи с тем что не могло быть прочитано лично ввиду состояния здоровья. По личной просьбе С. в присутствии нотариуса в завещании расписался Н., 2 февраля 1980 г. рождения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся по делу судебные акты, так как в деле отсутствует достоверное заключение эксперта. Судом назначалась комплексная посмертная психолого-психиатрическая и медицинская экспертиза в отношении С. для разрешения вопросов, касающихся ее состояния в момент составления завещания. Согласно заключению комиссии экспертов психиатрической клинической больницы по своему психическому состоянию С. не могла понимать значения своих действий и руководить ими в момент составления завещания. Согласно другому заключению специалиста психиатра Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского при оформлении экспертного заключения внутренних противоречий между исследовательской частью и экспертными выводами при оценке содержательной его стороны не отмечается. По делу проводилась третья экспертиза. В соответствии с медицинским заключением психиатра-эксперта П. заключение комиссии экспертов нельзя считать обоснованным. Для правильной квалификации состояния С. необходимо устранить противоречия в свидетельских показаниях о возможности ее ориентироваться в окружающем, понимать значение своих действий. Следует уточнить и конкретизировать психическое состояние С., глубину расстройства сознания. Очередное заключение судебно-психиатрического эксперта экспертно-криминалистического бюро "Гранат" показало, что заключение комиссии экспертов посмертной комплексной экспертизы в отделении амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз в отношении С. в целом не соответствует клиническим и нормативно-правовым требованиям, предъявляемым к данного рода процессуальным документам. Экспертами были допущены многочисленные нарушения нормативно-правовых и диагностических требований к составлению и оформлению "Заключения судебно-психиатрического эксперта". Объективность, всесторонность и полнота проведенного исследования не соответствуют норме, изложенной в ст. 8 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" [3] и вызывают обоснованные сомнения.

При вынесении решения суд не принял во внимание заключение повторной экспертизы, мотивируя это тем, что в основу заключения экспертов положены только показания свидетелей М. Н., К., К. Т., Р., Ф., Н., показания нотариуса Б., заключения специалистов П. и Х., которые суд признал недостоверными.

Между тем оценка проведенной экспертизе в ФГУ "Государственный центр социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского" судом дана без исследования заключения комиссии экспертов, поскольку в основу заключения экспертов положены не только показания свидетелей М. Н., К., К. Т., Р., Ф., Н., показания нотариуса Б., заключения специалистов П. и Х., но и показания свидетелей - врачей К. О., В., Т., к показаниям которых суд отнесся с доверием, о чем прямо указано в заключении комиссии экспертов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что суд первой инстанции при повторном рассмотрении дела не устранил имеющиеся противоречия и разрешил спор не на основе доказанных фактов, в связи с чем решение суда нельзя признать законным и обоснованным. Судебные акты были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции [4].

Все вышесказанное говорит о необходимости установления следующих критериев: юридического (гражданин на момент совершения сделки не был способен понимать значение своих действий или руководить ими) и психологического (неспособность субъекта в полной мере осознавать фактическое содержание своих действий и в полной мере сознательно управлять ими, причины такой неспособности). Юридический критерий устанавливает суд в процессе рассмотрения дела на основе различных доказательств, а психологический требует проведения посмертной экспертизы: судебно-психологической, судебно-психологической с участием эксперта-геронтолога (в случае составления завещания лицом преклонного возраста), психолого-психиатрической (если завещатель страдал психическим заболеванием) и т. д. [5. С. 301 - 303]. В свою очередь, установление наличия второго критерия и является основной проблемой по таким категориям дел, так как к моменту оспаривания завещания единственный ее участник - наследодатель уже не находится в живых [6].

Литература

1. Холопова Е. Н. Посмертные судебно-психологические экспертизы по гражданским делам // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 10.

2. Определение Свердловского областного суда от 5 июня 2007 г. по делу N 33-3576/2007 // СПС "КонсультантПлюс".

3. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (в ред. Федерального закона от 28 июня 2009 г. N 124-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2291; 2002. N 1. Ст. 2; 2007. N 7. Ст. 831; N 31. Ст. 4011; 2009. N 26. Ст. 3122.

4. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 5-В09-113 // СПС "КонсультантПлюс".

5. Сахнова С. В. Судебная экспертиза. М., 1999.

6. Зипунникова Ю. Н., Рыкова Е. Ю. Некоторые особенности доказывания по делам о признании завещания недействительным // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. N 2.

------------------------------------------------------------------

Название документа

www.center-bereg.ru

как оспорить посмертную судебно психиатрическую экспертизу

Заключение посмертной судебно-психиатрической экспертизы не всегда имеет заранее установленную силу

. История «возвращения» квартиры законному владельцу.

К сожалению не всегда суды руководствуются постулатом- «никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы», особенно когда дело касается заключения эксперта. Эта история о гражданском деле по иску о признании недействительными завещания и договора купли-продажи квартиры повествует о том, что не всегда экспертное заключение становится основой судебного постановления, вопреки закону, а также обстоятельствам и доказательствам по делу.

Как оспорить заключение эксперта

при третьей Органичесское расстройство личности и поведения в связи сосмешанными заболеваниями с психопатизацией черт характера. Синдром зависимости от алкоголя, средняя стадия употребления. В настоящее время активная зависимость.

при пятой органическое расстройство личности и поведения в связи со смешанными заболеваниями (алкоголизм. ЧМТ, Синдром зависимости хронический алкоголизм )

При этом за день до последней госпитализации человек написал завещание на того человека который и определял его в ПДН всегда.

Как оспорить посмертную судебно психиатрическую экспертизу

Информация по посмертной судебно-психиатрической экспертизе, назначаемой судом по искам о признании сделки (завещания, дарения, ренты) недействительной.

Признание завещания недействительным: счего начать? Можно ли оспорить завещание (дарение, ренту) посмертно? Статьи данного раздела помогут наследникам сооринтироваться в предстоящем судебном разбирательстве, а также понять, что такое посмертная судебно-психиатрическая экспертиза.

Конференция ЮрКлуба

Я — наследник по закону 1 очереди, оспариваю завещание дедушки на дальнего родственника, написанное уже в болезненном состоянии. у меня еще есть завещание 2008 года, а у него 2005. В 2006 лежал в психушке, диагноз — сосудистая деменция. Пришла первичная экспертиза по делу, что мое завещание точно недействительно, а его — не удается установить.

В экспертизе не учтены показания очень важного свидетеля и «незамечен» факт инвалидности с 1997 года по сосудистым заболеваниям и еще небольшие неточности.

Посмертная судебная психиатрическая и психологическая экспертиза — ее виды и задачи

Во-первых. при проведении данной экспертизы нет испытуемого, т. е. объекта исследования. О его психическом состоянии указывают лишь письменные доказательства. Данное обстоятельство играет огромную роль.

Во-вторых. Письменные виды доказательств недостаточно точно определяют психическое состояние лица. Медицинская карта больного, а также справки и выписки, в которых содержатся лишь стандартные фразы.

Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, невозможность понимать значение своих действий

В этом разделе вы можете получить консультацию судебно-медицинских экспертов по освидетельствованию живых лиц, исследованиям тел умерших, определению тяжести вреда здоровью, порядку назначения и проведения судебно-медицинских экспертиз и пр.

Прежде чем задать вопрос, просмотрите имеющиеся темы, вполне возможно, что подобный вопрос уже неоднократно задавался и был подробно разобран. Вопросы составляйте от первого лица, при этом сразу и полностью описывайте суть проблемы и четко формулируйте вопрос.

Посмертные судебно-психиатрические экспертизы в уголовном и гражданском процессах

Заочная судебно-психиатрическая проводится только по материалам дела, если невозможно непосредственное обследование обвиняемого (подозреваемого) или если необходимо выяснить психическое состояние умершего в тот или иной период его жизни. Такая посмертная экспертиза может назначаться при расследовании дел о самоубийствах, а также в гражданском процессе, когда возникает сомнение в психическом здоровье лица в момент составления им завещания или совершения иного юридического действия.

Проведение посмертной судебно психиатрической экспертизы

Согласно российскому законодательству, если у следственных органов или суда имеются сомнения в психическом состоянии подозреваемого/обвиняемого/подсудимого, то назначается принудительная судебно-психиатрическая экспертиза.

Судебно психиатрическая экспертиза условно разделяется на следующие виды: стационарная, амбулаторная, заочная и посмертная. В зависимости от ее вида варьируются сроки проведения исследования.

Психиатрическая посмертная экспертиза: вопросы, проведение и заключение судебного психиатра

В практике судебной медицины существует такое понятие – «психиатрическая посмертная». Действительно, в некоторых случаях заключение судебный эксперт делает уже после смерти человека. Давайте же поговорим о том, что такое судебная психиатрическая экспертиза и в каких случаях она проводится посмертно.

jursait.ru

ходатайство о назначении, проведение, результаты :: BusinessMan.ru

Судебно-медицинская экспертиза представляет собой процедуру освидетельствования лица на предмет адекватности и эмоционального состояния. Она выполняется по решению уполномоченной инстанции для последующего ведения дела. Судебно-медицинская экспертиза осуществляется при непосредственном участии группы врачей или одного специалиста.

Классификация

Государственная экспертиза состояния лица бывает следующих видов:

  1. Амбулаторное исследование. Оно представляет собой повторное либо однократное освидетельствование субъектов психиатрической комиссией. Данная процедура выполняется в сжатые сроки. В качестве недостатка такого исследования специалисты называют ограниченность во времени для наблюдения. Из-за этого врач может пропустить существенные моменты. Результат такого исследования достаточно легко оспорить.
  2. Стационарная государственная экспертиза. Она осуществляется при необходимости после обнаружения не проявившихся ранее либо стертых симптомов патологии при амбулаторном исследовании. Ее выполняют также в процессе выяснения обстоятельств болезни из анамнеза и в случае, когда нужно уточнить диагноз подозреваемого и установить степень его тяжести. Стационарное исследование включает в себя наблюдение за субъектами. Оно выполняется на базе специализированных отделений судмедэкспертиз. Исследование не может продолжаться более 30 дн. В случае наличия затруднений у комиссии при постановке точного диагноза наблюдение может продлиться. Для увеличения срока исследования следственным органам направляется письменное уведомление. Подозреваемые, которые не взяты под стражу, обследуются в стационаре исключительно с санкции прокурора.
  3. Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. Она выполняется в отношении погибшего подозреваемого. Процедура предполагает анализ прижизненных поведенческих актов обследуемого субъекта в течение периода, предшествующего совершению им сделки либо преступления.

Назначение посмертной судебно-психиатрической экспертизы

В ряде случаев возникает необходимость выяснить, отдавал ли гражданин во время жизни себе отчет в собственных действиях, которые привели к преступлению или возникновению спора. При обнаружении нарушений специалисты устанавливают, могло ли его состояние на тот момент оказать влияние на дееспособность и принятие решений. Задача исследователей состоит в содействии судейским органам. Специалисты дают обоснованное заключение, которое впоследствии будет учитывать инстанция при вынесении решения по делу.

Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза в гражданском процессе

Данная процедура выполняется по запросу родственников умершего лица. Как правило, это делается для признания субъекта недееспособным при его жизни с целью последующего пересмотра сделок, им совершенных. Чаще всего проведение посмертной психиатрической экспертизы санкционируется наследниками. Преемники в таких случаях сомневаются в адекватности собственника при написании им завещания. Недоверие, как правило, возникает в момент оглашения последней воли умершего относительно сомнительных договоров о дарении. При вынесении заключения эксперты руководствуются ст. 177 ГК. В соответствии с этой нормой лицо может признаваться дееспособным, но не имеющим возможности осознавать последствия собственных действий на момент заключения сделки.

Предмет исследования

Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза направлена на определение состояния субъекта в момент заключения им сделки или совершения иного юридического действия, не являвшегося в обычной своей жизни недееспособным. В данном случае специалисты анализируют не только историю болезни лица, наличие у него склонности к необдуманным поступкам и поведенческим актам, несущим определенные последствия. Посмертная психолого-психиатрическая экспертиза позволяет выяснить характер его состояния в конкретный момент времени. Кроме этого, выявляются обстоятельства, которые могли оказать воздействие на субъекта. К ним, в частности, относят:

  1. Психологические личностные особенности. Среди них: подверженность стрессам, устойчивость эмоционального фона, эмоциональная реакция на давление, результат различных воздействий.
  2. Психологические феномены. К ним относят подверженность воздействию разных фобий (страх одиночества, смерти и пр.).
  3. Стороннее давление. Специалисты определяют конкретные обстоятельства, при которых была заключена сделка.

Исследование состояния лица, совершившего суицид

Посмертная психолого-психиатрическая экспертиза может выполняться для удостоверения человека недееспособным на момент принятия соответствующего решения и последующей реализации самоубийства. Такое исследование осуществляется по постановлению уполномоченных органов для подтверждения и представления достоверных фактов, которые способствовали попытке суицида. В уголовном производстве при расследовании ряда преступлений в обязательном порядке назначается такая посмертная психиатрическая экспертиза. Вопросы, на которые должны ответить специалисты, следующие:

  1. Пребывал ли субъект в состоянии, которое оценивается как склонность к самоубийству?
  2. Какие обстоятельства могли вызвать такое поведение человека? Как проявлялось состояние субъекта под действием провоцирующих факторов?

Основания для выполнения исследования

Посмертная психиатрическая экспертиза самоубийства выполняется, если:

  1. Собранных доказательств недостаточно для формулирования однозначного вывода о том, был ли это суицид. В этом случае специалист в соответствии с личностными качествами субъекта удостоверяет наличие или отсутствие у него склонности к самоубийству. Врач определяет характер состояния, в котором находилось лицо при совершении попытки суицида и на протяжении временного промежутка, предшествовавшего ей.
  2. Самоубийство доказано, но непонятны его мотивы. В данной ситуации посмертная психиатрическая экспертиза позволяет выявить наличие или отсутствие давления и влияния сторонних субъектов, действий, которые спровоцировали суицид.

Заключение специалиста

Результаты исследования записываются в документ установленного образца. Заключение содержит в себе:

  1. Вводную часть. В ней указываются лица, выполнявшие экспертизу.
  2. Исследовательскую часть. В этом блоке описываются результаты анализа. При этом указываются источники данных анамнеза (при их наличии), неврологического и психологического состояния лица, если обследование осуществлялось при его жизни, а также лабораторные методы.
  3. Заключительную часть. В этом разделе присутствуют выводы специалистов и их обоснования.

Заключение должно удостоверяться подписями и печатями согласно правилам оформления первичной документации. Его составляют в десятидневный срок с момента выполнения исследования и предоставляют для ознакомления суду. При вынесении решения по делу уполномоченная инстанция может не учитывать результаты, указанные в заключении. В этом случае суд должен мотивировать это в своем постановлении. При оценке значимости результатов исследования он обязан руководствоваться нормами законодательства.

Сложность выполнения исследования

Посмертная психиатрическая экспертиза осуществляется в отсутствии обследуемого субъекта. Мнение специалиста в таком случае формируется на основе письменных показаний и данных. Они могут быть необъективными, что, в свою очередь, скажется на результатах исследования. Зачастую предоставляемые медицинские материалы содержат только общие характеристики, не несущие особой смысловой нагрузки. В прижизненных заключениях врачей присутствуют, как правило, только диагнозы. При этом в документации отсутствуют достоверные вероятные причины их появления. Посмертная психиатрическая экспертиза также может осложняться наличием противоречий в свидетельских показаниях и врачебных заключениях. Немаловажное значение имеет и недостаточная развитость методов исследования.

businessman.ru