Дело адвоката. Адвокатское досье по делу. Значение, структура и содержание адвокатского производства

8 главных ошибок адвоката, начинающего вести уголовные дела. Дело адвоката


В суд без адвоката или как выиграть дело самостоятельно - Юрист Глухов Андрей Вячеславович - Статьи

Всякая профессия есть заговор против непосвященногоДжордж Бернард Шоу

Уважаемый читатель, если ты «наткнулся» на данную публикацию, то осмелюсь предположить, что, во-первых, тебя ждёт судебное разбирательство (скорее всего первое в твоей жизни). Во – вторых, перед тобой остро стоит вопрос: «Можно ли, не обращаясь к юристам и адвокатам, выиграть дело в суде самостоятельно?».

Вопрос вызывает у тебя дух сомнения, не дает покоя, посоветоваться не с кем, осталась лишь одна надежда на всемирную паутину. Вопрос поисковику задан, ответы найдены, осталось лишь вникнуть, прочитать, изучить и можно смело идти, и объяснять судье, что нам срочно нужно помочь. Следует добавить, что наше дело плёвое, судья толковый, а значит прорвёмся. В публикации я хочу поделиться своим жизненным опытом, который надеюсь поможет найти ответ на терзающий тебя вопрос.

Избрав для себя профессию юриста, в самом начале, когда я только пытался делать первые шаги, я искренне недоумевал от того, как много в книжных магазинах литературы с кричащими заголовками: «Выиграть дело без адвоката? Легко!» «В суд без адвоката», «Адвокат в кармане».

Авторство принадлежало как правило известным адвокатам, но было среди них и много тружеников юридической профессии менее известных общественности. По телевидению, в рейтинговое время, на всех каналах, показывали шоу о разбирательствах в судах нашей необъятной Родины. В глобальной сети, за несколько минут, можно найти ответ на любой вопрос, касающийся юридической проблемы. Мир захватил век информации. Бери и властвуй.

В моей голове сумбурно и хаотично возникали вопросы: «Зачем адвокаты это все делают?! Зачем сами себя выдают? Зачем раскрывают карты? Зачем лишают себя хлеба?! Прочитав всю эту информацию, доверитель (читай клиент) самостоятельно пойдет защищать свои интересы в суде, не прибегнув к помощи адвоката, который сам же всё и рассказал. Безумие».

Время шло. Постепенно по мере приобретения опыта, я стал отчетливо слышать ответы на вопросы, терзающие меня ранее. Я обратил внимание, что большинство клиентов обращаются к юристу лишь после того, как в первый раз самостоятельно сходят в суд. После непродолжительной беседы, они делились своим первичным опытом, который можно свести к следующему:«Я зашёл(а) в зал судебного заседания. Сел(а). Судья что-то бубнил минут пять, десять. Я рассказал(а), что мне нужно. Потом судья мне как «даст по шапке», я, не помня себя, не обуваясь, побежал(а) по январскому снегу босиком. Глубокий шок. В голове лишь: «Больше не пойду, не пойду, никогда». Ну конечно же! Как я мог раньше этого не замечать! Выходит, что я тоже попался в ловушку, расставленную именитыми адвокатами. Они давали знания о возникшей проблеме, но не слова не говорили о порядке ведения судебного разбирательства. Ай да умельцы! Боги маркетинга, да и только.

В ходе судебного разбирательства существует строгий порядок ведения процесса, который установлен законодательством. Именно его и необходимо знать, и соблюдать. Чётко и правильно. Ни шагу влево, ни шагу вправо. Элементарно нужно знать, как обращаться к участникам процесса, судье, я уже не говорю про правила составления письменных документов, правил подачи ходатайств и заявлений.

Мало того, все юристы и адвокаты в начале своего профессионального пути обязательно проходят через этот неприятный опыт, так как ещё не прочувствовали на практике всю «красоту» судебного процесса. Любой адвокат и юрист это подтвердит. Если какой-нибудь юрист будет говорить, что это не так, такого не было, то он либо врёт, либо… врёт. Опытные юристы и адвокаты по-прежнему неизменно сталкиваются с тем, что порой не знают, как ответить на тот или иной вопрос, но они уже знают порядок ведения процесса и знают, как правильно взять отсрочку и подумать над ответом.

Однажды я прочитал интервью судьи конституционного суда, который всю свою жизнь посвятил юриспруденции. На последний вопрос журналиста, который звучал следующим образом: «Что по прошествии столь длительного времени, большого опыта ведения процесса, у Вас как у судьи вызывает самое глубокое уважение? Судья мудро ответил: «В последнее время я отчетливо понял, что у меня вызывают уважение, а также не поддельный трепет и восторг, те люди, которые знают правила ведения судебного процесса. Люди, которым не нужно ничего объяснять. Люди, которые являются профессионалами своего дела, как жаль, что таких людей очень мало». В реальной жизни выходит так, что какой ни будь Иван Иванович, над которым к примеру, нависла угроза лишения водительского удостоверения идёт самостоятельно на поклон к мировой судье того участка, где находится его дело. Иван Иванович наивно полагает, что судья его простит и поймет. Иван Иванович всю ночь мысленно репетировал пламенную речь. Войдя в зал судебного заседания он как проницательный оратор лаконично излил: «Я был трезвый. Много не пил, вон и в протоколе указал, что выпил с вечера сто грамм водки. Работаю таксистом. Это мой хлеб. Дайте мне только штраф или пятнадцать суток. Не лишайте меня прав». Иван Иванович надеяться, что судья сжалиться, войдет в его положение и оставит ему водительское удостоверение. Строгий судья, выслушав очередного несостоявшегося оратора, глазами, а иногда и прямым текстом (видя грубую некомпетентность) скажет: «Дурак ты Иван Иванович, и коза твоя дура! Иди домой. Держи ноги в тепле. Один и шесть. Пешие прогулки полезны. Будь здоров! Судебное заседание объявляется оконченным». Либо судья задаст вопрос Иван Ивановичу, а как на него ответить Иван Иванович не знает. Вот и выходит, как в том коротком анекдоте: Александр Друзь, так и не смог ответить на вопрос парня их Махачкалы: «Эй! Ты кто по жизни?!».

Почему же именно в России многие идут защищать свои интересы самостоятельно? Почему так выходит и в чем кроется эта причина? Думаю, основная причина заключается в том, что юриспруденция в России находится в девственном виде. Юриспруденция в России пока что лишь в зачатке. Поэтому я категорически не согласен, с теми, кто утверждает, что в России не выгодно заниматься юриспруденцией, так как юристов, как грязи.

Юристов много, толковых мало. Выгодно, да ещё как. Правовая культура в России отсутствует напрочь. В европейских странах, каждая семья имеет собственного адвоката, у нас же простой обыватель элементарно не может понять разницу между нотариусом, юристом и адвокатом.

Кто должен формировать правовую культуру у населения? Правильно. Сами юристы и адвокаты. Когда я  слышу, что адвокат либо юрист отказывается от «тяжелых» статей (алкогольное опьянение, наркотики, изнасилование, убийство и т.д.) лишь потому что он морально не может переступить через себя, я вижу еще одного несчастного человека, который идёт не своим путём, и которого рано или поздно «съест» конкуренция, так как будут всё чаще и чаще появляться те люди, которые понимают истинную миссию защитника – защищать. Если защитник начинает рассуждать, что под колесами пьяного водителя может оказаться его родственник, что на месте изнасилованной может оказаться его дочь, то я могу лишь посоветовать: «Не надо, не развивай у себя паранойю. Положи свой диплом в шкаф, сдай своё удостоверение в палату, найди другую работу, где милосердие и сочувствие приветствуется, церковь, детские дома, приюты для домашних животных. Именно там по складу своего характера ты будешь счастлив! Не делай зла не себе, не другим». Защитник должен быть хладнокровен, эмоционально и морально устойчив. Учить законы могут многие, переступить через себя не каждый. Можно говорить, что по той или иной категории дел, сложилась государственная система, поэтому невозможно выиграть дело, но поэтому и невозможно, что у системы нет никого сопротивления со стороны адвокатов и юристов, а пара тройка защитников просто бесследно теряется в этом правовом океане.

Второй веской причиной того, почему люди идут в суды защищаться самостоятельно, является то как у простого обывателя телевидение и художественные фильмы сформировали образ адвоката и всей судебной системы в целом. В художественных фильмах иностранного производства мы можем видеть следующее: зал судебного заседания. Судья и суд присяжных. Шикарный зал судебного заседания. Адвокат в дорогом и красивом костюме широко расставив руки (словно распятый Иисус), стоя посередине зала, заканчивает свою пронзительную речь:«Ваша честь! Господа присяжные! Если кто-то в данном зале считает, что это женщина (обычно чернокожая), мать троих детей, в чем-то виновата, то пусть скажет это господу Богу на страшном суде! За нами правда! С нами Бог! За нами Америка!» Все хлопают. Среди присяжных радость, слезы и восторг. Судья, смотря на присяжных, эмоциями лица и глазами показывает, что тут мол разбираться, итак всё ясно, отпускает женщину под аплодисменты присяжных и счастливых американцев. Конец фильма. У зрителя формируется убеждение: адвокат должен быть оратором, в суде царит справедливость и понимание.

Обратив внимание на отечественного производителя, чаще всего мы сможем увидеть следующую картину: зал судебного заседания оформлен просто, обои как у меня на кухне, крашенные лавочки. Судья обычный человек. Ну просто свой в доску! Участник процесса и судья общаются простым и дружеским языком, с шутками и прибаутками. Адвокат обычно отсутствует, а если он и есть, то особой роли в суде не играет. У зрителя формируется убеждение: адвокат не нужен, в суде царит справедливость и понимание. Вот и идет человек самостоятельно в суд и сталкивается с жесткой реальностью, о которой я уже говорил выше.

Как найти грамотного адвоката и юриста? Юристов много, как не попасть на мошенника?

Во-первых, адвокат, юрист должен уже на первичной консультации рассказать, тактику и стратегию ведения вашего дела. Настоящий адвокат не боится того, что он все расскажет и клиент пойдет самостоятельно защищаться, так как знает, что клиент, даже все выслушав, не справится самостоятельно, по причине отсутствия опыта, и с большой долей вероятности вернетесь к нему вновь.

Во-вторых, обращайте внимание на речь адвоката, то как он говорит, грамотность речи, в конце концов именно он будет за вас общаться с судьёй отстаивая ваши интересы.

В-третьих, поинтересуйтесь у адвоката, юриста его положительной судебной практикой, пусть покажет. На словах он может быть и Лев Толстой, а на деле человек простой. Любой толковый юрист хранит и собирает свою практику, так как понимает, что это очень важно. В том, что вы попросите показать практику, нет ничего зазорного и удивительного, так как врач славиться вылеченными пациентами, священник своими проникновенными и ободряющими речами, а юрист, своей победной практикой.

Так можно ли выиграть дело в суде самостоятельно? Безусловно, что да. Случаи бывали, неоднократно, но стоит ли оно того. Время, деньги, стрессы. Напоследок хочется добавить, что как права народная мудрость, когда говорит: «Не зная броду, не лезь в воду», «Скупой платит дважды, глупый трижды». Надеюсь, что моя публикация будет кому-то полезна в ответе на вопрос: «Можно ли, не обращаясь к юристам и адвокатам, выиграть дело в суде самостоятельно?».

pravorub.ru

Дело адвоката Лефора (2016) смотреть онлайн hd 720 бесплатно

HD720 HD720

Жака обвиняют в страшном преступлении - в убийстве собственной жены. Главный герой доказывает всем, что он этого не совершал. Жак клялся и божился, что это ошибка и сотрудникам полиции необходимо тщательнее работать, дабы выйти на след настоящего преступника. Однако полицейские даже и слушать не желали подозреваемого, в результате чего отправили его в тюрьму до ожидания суда и объявления приговора. У Жака есть близкий друг, работающий в их городке юристом. Но главный герой принимает решение потратить большие деньги, но нанять более профессионального и опытного адвоката, с помощью которого он бы смог вернуться на свободу.

После долгожданного суда Жаку выдвигают серьезный срок и признают виновным. После неутешительных новостей друг Жака просит о свидании с ним, на котором он убеждает заключенного в том, что бы тот подал в суд апелляцию и дал ему возможность защищать его. Главный герой, недолго думая соглашается с планом своего друга, поскольку терять уже было нечего, и он будет верить в лучшее. Вскоре состоится очередной суд, решение которого удивит каждого героя, заключенного и в том числе зрителя. Как же дальше сложится жизнь Жака? Удастся ли ему выйти на свободу?

  • Год: 2016
  • Страна: Франция
  • Жанр: криминал
  • Качество: HD720
  • Перевод: Многоголосый закадровый
  • Продолжительность: 01:35:10
  • Режиссер: Жак Малатре
  • Актеры: Патрик Себастьян, энан-Мари Винлинг, Эрик Дюпон-Моретти, Эвелин Эль Гарби Клай, Мария Матерсон, Реми Бише, Лауре Киллинг

Cмотреть онлайн Дело адвоката Лефора (2016) в хорошем качестве hd 720

Важно: теперь можно фильм Дело адвоката Лефора (2016) смотреть онлайн на андроид, айфон и айпад в hd 720 p без регистрации! Приятного просмотра!

Поделиться

Твит

Мир

Лайк

Класс

+1

Рекомендуем посмотреть Коменнтариев (0)

svoekino.net

С каким адвокатом нельзя иметь дело ни при каких условиях

 

Обратите свое внимание и на другие разделы:

Адвокат по уголовным делам

Потерпевший в уголовном деле

Подозреваемый в уголовном деле

Обвиняемый в уголовном деле

Для родственников осужденных

Как выбрать лучшего адвоката

Адвокат VIP-клиентам

Где же найти адвоката, которому Вы можете довериться?

Советы при выборе адвоката

С каким адвокатом нельзя иметь дело ни при каких условиях

Зачем нужен адвокат и можно ли без него обойтись

Имеет ли право адвокат со стороны защиты в ходе судебного следствия по уголовному делу задавать потерпевшему и свидетелю наводящие вопросы

Для чего нужен адвокатский запрос 

Адвокатский запрос по уголовному делу 

ходатайство об отказе от всех ранее даваемых показаний по уголовному делу  

Во-первых, с тем, который ведет прием в здании суда. Это очень выгодное место с точки зрения количества посетителей, однако, ясно, что без разрешения руководства суда получить там кабинет невозможно. Соответственно, свобода адвоката в судебном процессе сильно ограничена: он никогда не станет конфликтовать с судьями, понимая, что завтра может остаться без "хлебного места". К тому же, как показывает наша практика, в судах дежурят далеко не лучшие специалисты: они хватаются за дела любой тематики, досконально не зная ни одну отрасль права.

Во-вторых, с тем, которого предложили судья или следователь по уголовному делу. Как бы вам не намекали, что именно этот адвокат поможет вам решить все проблемы, не верьте, ибо этот адвокат работает "в паре" с судьей или следователем. Излишне говорить, что ни о какой реальной защите ваших прав здесь речи не идет: адвокат сделает все, чтобы у судьи или следователя по делу не было проблем, иначе завтра его никто не пригласит в дело.

Адвокат известный и адвокат хороший - не всегда одно и то же

Этот пункт можно оставить без комментария, ведь широкая известность часто возникает зачастую не благодаря выдающимся профессиональным качествам, а как следствие регулярного появления на телеэкране или посещения определенных тусовок. К тому же, постоянная занятость на телевидении, пресс-конференциях и т.п. отнимает много времени и адвокат постепенно перестает вести дела, растрачивая весь накопленный опыт. Подумайте, готовы ли вы платить за громкое имя на порядок больше?

Проще всего оценить квалификацию адвоката по количеству положительных решений по делам, аналогичных вашему. Не стесняйтесь, и попросите показать вам решения по предыдущим делам.

Не связывайтесь с адвокатом "широкого профиля"

Не верьте, что бывают адвокаты "широкого профиля", с легкостью ведущие дела любой тематики. Это обман, такой специалист по-настоящему глубоко не знает ни одной области права. Вы когда-нибудь видели врача - универсала, сегодня лечащего зубы, а завтра вырезающего аппендицит? Вы хотели бы попасть к нему на прием?

Нормативная база меняется постоянно. Только вдумайтесь: каждый день нам по рассылке приходят по 20-30 новых документов из совершенно разных отраслей права. Их нереально даже прочитать, не говоря уже о том, чтобы запомнить.

С другой стороны, понятие "узкая специализация" вовсе не означает, что адвокат выучил только один закон, а об остальных и не слышал. Просто адвокат внимательно отслеживает изменения в какой-то одной отрасли права, а если возникает вопрос из смежной отрасли, ему требуется несколько дней посидеть за компьютером, чтобы ознакомиться с последними законодательными новеллами.

Послушайте, как разговаривает адвокат

Адвокатский статус предполагает наличие высшего юридического образования. Но не менее важны коммуникабельность, умение общаться, способность четко и конкретно выражать свои мысли. Крылатое изречение: "Кто ясно мыслит - ясно излагает" полностью справедливо для адвоката.Подумайте, что скажет в суде адвокат, если он в разговоре с вами путает падежи и не может внятно выразить свою мысль?И еще одно наблюдение: если речь изобилует модными сегодня словами - паразитами: "типа", "на самом деле", "как бы" и т. п., значит, человек не может подобрать на их место подходящее слово. Выводы делайте сами.После консультации вы должны абсолютно четко представлять перспективу и способы решения вашей проблемы. Если это не так - ищите другого адвоката.

Не обращайтесь к адвокату, который с порога обещает успешно решить вашу проблему

Уважающий себя адвокат не станет обещать благополучный исход даже по делу, в успехе которого он уверен. Исход дела зависит не от адвоката: окончательное решение принимает суд или некий чиновник. Задача адвоката - используя профессиональные знания, навыки и опыт убедить суд или чиновника в вашей правоте.

Знайте, если вам с порога пообещали 100% гарантию, то вас обманули уже сейчас, в эту самую секунду. А ведь вы еще не начали работать. Что же будет дальше?

К сожалению, в любом деле много субъективизма. Задумайтесь об отношении женщины - судьи к подсудимому - насильнику. А как отнесется судья с относительно невысоким окладом к истцу, приехавшему в суд на "шестисотом" Мерседесе и требующим право на наследство в десяток миллионов долларов?

При всем том судья может с утра повздорить с женой, по дороге ему могут отдавить ногу в метро и окатить из лужи у самого подъезда. Кто знает, как его настроение скажется на рассмотрении дел в этот злополучный день. Да и "телефонное право" у нас никто не отменял.

Поэтому хороший адвокат никогда не гарантирует успешного разрешения дела, говорить можно только о вероятности такого исхода с учетом опыта адвоката. А обещать вам могут только одно – грамотную профессиональную юридическую помощь и оптимальный выход из сложившейся у вас ситуации.

Имейте дело только с адвокатом, требующим оплату вперед

Когда Вы изложили суть своей проблемы, речь, естественно, зайдет об оплате. И тут вы должны смириться с тем, что адвокат посылает вас в кассу еще до того, как предпринял по вашему делу первый шаг. И соответственно не заключайте соглашения с адвокатом, который согласится получить деньги после завершения дела в случае его удачного исхода.

Парадокс? Совсем нет. Согласившись получить деньги только после успешного завершения дела, адвокат демонстрирует свою неуверенность в исходе процесса. Он сознает, что может дело проиграть и денег не получить вовсе. Значит, время, потраченное на вас, для него ровным счетом ничего не стоит, отсюда и соответствующее отношение к делу.

Хороший адвокат стоит дорого

Договорившись о том, когда вы будете платить, остается решить - сколько. Конкретная сумма зависит, естественно, от обстоятельств, объема работы, сложности и продолжительности дела. Большое значение имеет и специализация адвоката - чем она глубже, тем дороже услуги, но тем и выше вероятность успеха. Но в любом случае, работа адвоката стоит дорого.

Вопрос цены - это вопрос квалификации, опыта и самооценки адвоката, поэтому не удивляйтесь, что за одну и ту же работу разные адвокаты могут попросить очень разные деньги. Если вы обращаетесь к адвокатам узкой специализации, будьте готовы за их знания и опыт в конкретной правовой сфере платить больше. Внимательно прочитайте договор (он должен быть очень подробным и занимать не менее 3-5 страниц). До его подписания выясните, какую конкретно работу будет выполнять адвокат, сколько она стоит. Обязательно узнайте порядок оплаты: единовременно, поэтапно, существуют ли рассрочки, не придется в дальнейшем ли платить сверх указанного в договоре.

Простых дел не бывает

Любая консультация у адвоката представляет собой не что иное, как примерку вашей конкретной ситуации к закону, изложенному на бумаге. А задача это непростая. Ведь каждая ситуация очень индивидуальна. Возьмем, например, такую банальность, как расторжение брака. Казалось бы, все известно заранее. Но у всех клиентов разное количество детей от брака, разное имущество, подлежащее разделу, разные алименты. Все это адвокат должен соотнести с тем, что говорит закон и судебная практика. Только в этом случае вы можете рассчитывать на грамотный и квалифицированный совет.

 

Обратите свое внимание и на другие разделы:

Потерпевший в уголовном деле

Подозреваемый в уголовном деле

Обвиняемый в уголовном деле

Реабилитация

Для родственников осужденных

Гражданский иск в уголовном процессе

Как выбрать лучшего адвоката

Лучший адвокат в г. Санкт-Петербурге

Адвокат VIP-клиентам

Адвокат по уголовным делам

Где же найти адвоката, которому Вы можете довериться?

Зачем нужен адвокат и можно ли без него обойтись

Советы при выборе адвоката

С каким адвокатом нельзя иметь дело ни при каких условиях

Имеет ли право адвокат со стороны защиты в ходе судебного следствия по уголовному делу задавать потерпевшему и свидетелю наводящие вопросы

Для чего нужен адвокатский запрос 

Адвокатский запрос по уголовному делу 

У нас работают только лучшие адвокаты г. Санкт-Петербурга. И Вы можете в этом сами убедиться задав вопрос адвокату по телефону. После получения консультации не останется ни каких сомнений в квалификации наших сотрудников. Мы рады будем Вам помочь и оказать квалифицированную помощь.

Единый Центр Правовой Помощи - центр юридических услуг европейского уровня, оказывающий бесплатные юридические консультации по телефону и юридические услуги в Санкт-Петербурге и за его пределами. У нас работают только самые высококвалифицированные юристы и адвокаты, в чем Вы можете убедиться, задав вопрос юристу по телефону или через письменное сообщение в меню "Вопрос юристу".

Любой позвонивший получит грамотную юридическую консультацию и ответы на вопросы: как составить и подать исковое заявление в суд, как приватизировать квартиру или комнату, как продать недвижимость, как составить или получить наследство. Ответы на эти и другие вопросы юристу (адвокату) можно получить по телефону горячей линии

 

8 (812) 914-92-92;            8 (812) 900-15-45

www.9001545.ru

Еще раз о деле адвоката Д.

На сайте «АГ» в понедельник была опубликована статья мэтра Генри Резника. В ней дан детальный разбор инцидента, связанного с выносом адвокатом материалов за пределы СИЗО, который в августе прошлого года всколыхнул адвокатское сообщество. Конфликт подвергнут анализу, развернутому на фоне национального законодательства, позиций Конституционного Суда и Европейского Суда по правам человека, заключения Квалификационной комиссии и решения Совета АП г. Москвы. Позволю себе высказать в связи с этим несколько соображений.

Читайте также

Свидание в СИЗО с подзащитным: уроки и тревоги

Дело Динзе как повод проанализировать гарантии конфиденциальности общения адвоката с подзащитным

29 Января 2018

Адвокатура является независимым негосударственным институтом. В связи с этим, в силу своей конституционной обязанности адвокат часто противопоставляет интересы доверителя интересам государства (или тому, что под этими интересами понимает отдельный правоохранитель). ФСИН как институт государственной власти не является исключением в противостоянии государственных органов (учреждений) и адвоката. Это относится к толкованию сотрудниками службы как прав и обязанностей личности, так и своих «пенитенциарных» прав и обязанностей в отношении личности.

Обозначенный выше конфликт защитника и сотрудников уголовно-исполнительной системы обнажил одну из системных проблем взаимоотношений адвоката и государственной власти в нашей стране. В условиях противоречивых сигналов, поступающих от государства к обществу в отношении прав человека, государственные институты руководствуются известным принципом «все, что не разрешено, – запрещено». Адвокатура как корпорация личностно-ориентированная, гуманистическая по своей природе, склонна трактовать эти противоречия «с точностью до наоборот»: разрешено все, что не запрещено. Государство, заинтересованное в благополучном и скором разрешении конфликта сторон общественных отношений, но предпочитающее придерживаться «равноудаленности» от акторов, купирует такой конфликт усугублением специализации правовых норм. Что, в свою очередь, с легкостью нейтрализуется правоприменителем через принятие ненормативных ведомственных актов, заполняющих пробелы в новой норме. Это – рано или поздно, но неизбежно – приводит государство к необходимости в очередной раз уточнять права и обязанности того или иного субъекта права. Такой способ сохранения правосубъектного равновесия порождает ситуацию непрерывной самовоспроизводящейся зарегулированности правоотношений. К сожалению, в настоящее время альтернатива ему отсутствует.

Дело адвоката Ольги Артюховой

При обсуждении случая «адвоката Д.» в адвокатском сообществе и в прессе1  нередким является проведение аналогии со случаем адвоката Ольги Артюховой. Напомним, что в 2004 г. АП г. Москвы отказала Минюсту в удовлетворении представления о лишении г-жи Артюховой адвокатского статуса за якобы имевшую место попытку вынести за пределы СИЗО собственноручные записи ее подзащитного с изложением плана противодействия следственным органам2.

Вкратце события развивались следующим образом. В конце 2003 г. адвокат Ольга Артюхова встречалась со своим подзащитным в СИЗО № 1 г. Москвы. По окончании встречи сотрудник СИЗО попросил адвоката пройти в кабинет учреждения, где ей было предложено выдать предметы, которые «ей не принадлежат». Адвокат ответила, что таких предметов не имеет. Тогда ее попросили передать для осмотра сотрудниками СИЗО адвокатское досье, на что адвокат ответила отказом. Затем один из сотрудников в отсутствие согласия адвоката схватил папки адвокатского досье и стал их просматривать. Отобрав несколько документов, указанный сотрудник СИЗО вызвал инспекторов и дал им указание оформить протокол изъятия отобранного. Дальнейшие события коллега Ольга Артюхова описывает так: «Во время составления протокола описи изъятых документов я схватила первую попавшуюся бумагу, чтобы как-то сохранить адвокатскую тайну, отодвинулась в угол и стала ее рвать». Подоспевшие сотрудники СИЗО начали отбирать порванные клочки бумаги. «Мне было страшно. Я подверглась унизительной процедуре. Они описывали все. Своими действиями я пыталась хоть как-то сохранить адвокатскую тайну так, как учили наши учителя».

Завершая обзор инцидента с адвокатом Ольгой Артюховой, напомню, что все ее утверждения, изложенные в ходе конфликта, в итоге подтвердились. На склеенных обрывках изорванного адвокатом бумажного листа, а равно и в иных изъятых документах, никаких собственноручных записей ее подзащитного обнаружено не было. Ровно 14 лет назад, 23 января 2004 г., Квалифкомиссия АП г. Москвы (которую, напомню, кроме шести адвокатов, составляют два представителя ГУ МЮ РФ по г. Москве, двое судей, два представителя Мосгордумы3) одиннадцатью голосами против одного высказалась за прекращение дисциплинарного производства в отношении адвоката Ольги Артюховой. Совет АП г. Москвы, изучив восстановленный рукописный документ адвоката под названием «Задание для защиты», представленный в Адвокатскую палату Управлением Минюста по г. Москве, пришел к выводу, что ни Совет, ни Квалификационная комиссия не могут обсуждать и выяснять у адвоката, что означает текст данного документа и что побудило адвоката его написать, так как это составляет предмет адвокатской тайны.

К сожалению, 14 лет назад это решение и сам безобразный инцидент не возымели позитивных для адвокатского сообщества правовых последствий, а его виновники и инициаторы не понесли наказания.

Дело «адвоката Д.»

Не входя никоим образом в оценку героической составляющей в действиях обеих наших коллег, которая представляется мне очевидной и в том, и в другом случае, остановлюсь кратко на случае «адвоката Д.».

История дисциплинарного производства в отношении адвоката Д. начиналась ровно так, как и предыдущая история коллеги Артюховой. Являясь защитником одного из обвиняемых по делу о теракте в петербургском метро, 3 августа 2017 г. адвокат Д. по завершении свидания с подзащитным была остановлена сотрудниками СИЗО, выразившими подозрение в попытке адвоката Д. вынести за пределы изолятора записи, сделанные рукой ее доверителя. Был составлен акт по фактам «передачи от обвиняемого адвокату рукописных листов неизвестного содержания» и отказа выдать эти записи администрации СИЗО. Затем руководитель изолятора обратился в Минюст с жалобой на нарушение адвокатом Д. установленного порядка переписки. После этого Управление Минюста по г. Москве потребовало у АП г. Москвы лишить адвоката Д. адвокатского статуса.

К сожалению, этим сходства двух наших историй фактически и ограничиваются. Адвокат Д. не отрицала, что «рукописные листы неизвестного содержания» представляли собой тетрадь, принадлежавшую ее подзащитному и переданную адвокату на свидании, непосредственно предшествовавшем изъятию. Как известно, в тетради были обнаружены записи на иностранном языке, сделанные рукой подзащитного. Данное обстоятельство и послужило основанием для представления Минюста в АП г. Москвы о лишении статуса коллеги Д.

Адвокат Д. так выразила свое отношение к возбужденному в ее отношении дисциплинарному производству: «Лично я не считаю, что я что-либо нарушаю, поскольку в законе нет запрета на согласование позиции в письменном виде. Кроме того, в законе не указано, что мы можем только вербально общаться. Соответственно, я могу и письменно давать консультации своему подзащитному. Если принимать позицию комиссии, которая говорит, что я нарушила, тогда мы обнаруживаем коллизию права»4.

По всей видимости, речь здесь идет о противоречиях между нормами Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ, якобы по-разному подходящими к краеугольному вопросу о конституционном праве каждого задержанного на конфиденциальное общение с защитником. Представляется, однако, что в усмотрении такой коллизии присутствует элемент добросовестного заблуждения со стороны адвоката Д5. Я не считаю возможным здесь повторно проводить анализ положений об адвокатской тайне, регулируемых указанными законами, поскольку они в высшей степени наглядно, детально и мотивированно подвергнуты анализу в статье Генри Резника. Напомню лишь, что, согласно выводам maître, в данном случае имеет место не коллизия между различными законами, а противоречия между нормами одного и того же закона – между ст. 18 и ст. 20, 21 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей...». И Постановление КС от 29 ноября 2010 г. № 20-П6 своими внутренне не вполне согласующимися выводами лишь усугубило такие противоречия.

Но вернемся к «частному» случаю адвоката Д. Принимая решение по дисциплинарному производству о вынесении замечания адвокату Д., Совет АП г. Москвы обосновал его п. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, в соответствии с которым «закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя». Здесь мы подошли, как представляется, к тому камню, о который преткнулись7 коллеги, придерживающиеся позиции об отсутствии нарушения в действиях адвоката Д.

Ответим себе на несколько риторических вопросов. Вопрос первый: насколько ст. 20, 21 Федерального закона «О содержании под стражей...» согласуются с международно-правовыми нормами, Конституцией, УПК, Законом об адвокатуре? Очевидный ответ – не согласуются. Второй вопрос: нарушают ли указанные правовые нормы права адвокатов и их подзащитных? – Разумеется, нарушают, и самым существенным образом. Наконец, заключительный вопрос: освобождает ли несоответствие любого закона Конвенции, Конституции, самому себе или здравому смыслу от обязанности его соблюдения? Увы, нет. Dura lex sed lex. Известно несколько способов разрешения коллизий. Но вот что к таким способам не относится, так это правовой нигилизм, субъективная нуллификация действующего законодательства или отдельных его норм, сколь бы несправедливыми, глупыми или дискриминационными они нам не представлялись.

Что делать?

Для тех из нас, кто согласен, что отрицание и тем более нарушение закона не составляют легитимного решения проблемы сохранения полученных в СИЗО сведений, составляющих адвокатскую тайну, возникает вопрос: что делать в ситуации, когда следование закону нарушает права, а неисполнение требований закона создает риск наступления очевидных негативных правовых последствий? При ближайшем рассмотрении, однако, сложившееся положение далеко от правового zugzwang. Остановимся на некоторых возможностях для приложения усилий в сфере позитивного права.

Выше мы упоминали о том, что юридической практике известны несколько способов разрешения коллизий. К ним относятся принятие нового акта или нормы; прекращение действия старого акта или нормы; изменение акта/нормы; кодификация законодательства; судебная практика; толкование.

Как справедливо указал в своей статье Генри Резник, ст. 20 ФЗ «О содержании под стражей...» остается неизменной со времени введения закона в прошлом тысячелетии. Представляется очевидным, что по истечении более четверти века с момента обретения независимости наше общество и государство существенным образом отличаются от общества и государства с четырехлетней историей, каковыми они были по состоянию на время принятия закона 15 июля 1995 г. Достаточно заметить, что в июле 1995 г. Россию еще добрых полгода отделяли от вступления в Совет Европы8 и почти три года – от ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод9.

Кроме того, необходимо принимать во внимание общую инертность отечественного уголовно-исполнительного законодательства, логически вытекающую из склонности к инерции самой ФСИН как закрытой от общества структуры с непрозрачной системой принятия решений и с внутриведомственными правилами и инструкциями, уходящими крепкими корнями в систему ГУЛАГ. Таким образом, адвокатское сообщество могло бы активизировать свои усилия именно в направлении формирования повестки дня по пересмотру действующего законодательства в сфере УИС. И актуальным здесь является весь спектр приведенных возможностей – от отмены или изменения отдельной нормы до принятия нового закона, и даже до назревшей ревизии всего уголовно-исполнительного законодательства.

С формированием положительной практики применения Закона «О содержании под стражей...» ситуация не так однозначна. Представления с требованиями о лишении адвоката статуса по основаниям нарушения ФЗ «О содержании под стражей...» поступают в адвокатские палаты от органа, через который государству было бы удобнее всего паллиативно воздействовать на репрессивный потенциал ст. 20, а именно – из Минюста. Разумеется, это также считывается адвокатами и сотрудниками пенитенциарной системы как сигнал. И этот сигнал сообщает нам, что исключительно на национальном уровне усилия в направлении постепенного трансформирования практики применения к адвокатам положений ст. 20 указанного закона вряд ли будут увенчаны успехом в обозримом будущем.

То же относится к разрешению коллизии посредством толкования спорных правовых норм. Здесь, однако, перспектива позитивных изменений и сама ситуация более благоприятны, поскольку на помощь нашему Конституционному Суду приходит ЕСПЧ. В стремлении привести национальное законодательство стран-участниц СЕ в соответствие с принципами Конвенции Европейский Суд выносит решения, которые отчасти заполняют собой лакуны, если таковые остаются после судопроизводства нашего органа конституционного контроля.

Такие решения, как мы видим, не запросто, но постепенно способны оказывать гуманизирующее воздействие на нашу правовую систему.

Таким образом, нам стоит определиться, хотим ли мы исключительно сокрушаться о трагической несправедливости закона, а заодно и Палаты, или же мы готовы предпринять действия для приведения такого закона в соответствие с Конституцией и общеевропейскими нормами. В последнем случае все, что необходимо от адвоката, – это требование у сотрудников пенитенциарной системы мотивированного решения по вменяемому адвокату нарушению и последующее методичное обжалование каждого случая нарушения права на конфиденциальность при свиданиях с подзащитным в следственном изоляторе. Это занимает некоторое время. Такое время вряд ли будет оплачено доверителем. Но это наш небольшой обязательный вклад в попытку привить обществу уважение к закону, к адвокатской профессии и к своим правам. Избегая этого усилия над собой, мы лишь увеличиваем степень рисков, заложенных в рассмотренной правовой норме, распространяем эти риски на все адвокатское сословие. И такая инфантильная пассивность адвокатов в защите собственных прав будет уже настоящей трагедией. А по словам Иосифа Бродского: «В настоящей трагедии гибнет не герой – гибнет хор».

1 См., напр.: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2017/12/18/745694-perepiska-advokata2 См., напр.: http://www.bestlawyers.ru/php/news/newsnew.phtml?id=172&idnew=11751&start=0;https://www.novayagazeta.ru/articles/2004/01/26/23165-advokat-artyuhova-ne-uspela-s-est-malyavu-hodorkovskogo 3Http://advokatymoscow.ru/about/qualification/index.php 4Https://zona.media/article/2017/12/20/odinze 5 Не имея возможности в настоящей статье дать развернутые соображения по данному вопросу, замечу, что добросовестное заблуждение относительно смысла закона могло бы образовать правовую позицию адвоката Д. в КК: Д.З. не может расцениваться как умысел или неосторожность, так как исключает осознание противоправности своих действий лицом, их совершившим. 6 См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2010 г. «По делу о проверке конституционности положений статей 20 и 21 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” в связи с жалобами граждан Д.Р. Барановского, Ю.Н. Волохонского и И.В. Плотникова». 7 Ис. 8:14. 8 Российская Федерация вступила в Совет Европы 28 февраля 1996 г. 9 Европейская конвенция была ратифицирована Российской Федерацией 30 марта 1998 г.

www.advgazeta.ru

Адвокатское досье по делу. Значение, структура и содержание адвокатского производства

Адвокатское досье — это совокупность сведений, документов, предметов и иных носителей информации, собранных адвокатом в процессе оказания юридической помощи.

Адвокатское досье является средством для фиксирования существенной для дела информации, что позволяет адвокату легко ориентироваться в большом массиве дел, не упускать ни малейших деталей дела даже при отложении или переносе судебных заседаний.Адвокатское досье

Материалы адвокатского досье — это основная база для выполнения анализа собранных по делу доказательств. Его ведение является необходимым условием для выработки наиболее верной позиции. Не имея необходимых материалов, проблематично качественно подготовить позицию и линию защиты по предстоящему делу.

Адвокатское досье позволяет проверить и при необходимости подтвердить качество выполненной адвокатом работы. Адвокатское досье является наиболее эффективным подтверждением факта, объема и качества оказания адвокатом юридической помощи доверителю, а также может служить доказательством при защите адвоката от необоснованных претензий доверителя к качеству работы адвоката и по спорам о размерах гонорара за оказанную юридическую помощь.

Адвокатское досье — средство предупреждения конфликта интересов. Ведение подробного досье по всем делам поможет вовремя выявить конфликт интересов и предотвратить его на стадии заключения соглашения.

Адвокатское досье — составная часть адвокатского архива. Правильно составленное и оформленное адвокатское досье может оказать помощь адвокату по другим аналогичным делам, например при анализе нормативного материала и судебной практики, выработке позиции по делу, способах доказывания и т.д.

Каждый адвокат оформляет адвокатское производство со дня принятия поручения от доверителя.

Материалы адвокатского производства хранятся в специально приспособленной для этих целей папке (папках) или файле (файлах).

На лицевой стороне адвокатского производства должны содержаться следующие данные:

  • наименование адвокатского образования;
  • фамилия и имя адвоката, его регистрационный номер в реестре;
  • Ф.И.О. защищаемого (представляемого) лица;
  • номер соглашения об оказании юридической помощи и дата его составления;
  • дата принятия поручения;
  • номер ордера адвоката и дата его выдачи;
  • наименование органа, в производстве которого находится дело;
  • уголовно-правовая квалификация деяния или характер исковых требований.

На лицевой стороне адвокатского досье рекомендуется иметь гриф следующего содержания: «Адвокатское производство — содержащиеся в нем сведения составляют охраняемую законом адвокатскую тайну и не могут использоваться в качестве доказательств обвинения».

Выполнение данного требования необходимо для четкого обозначения того, что на материалы (информацию), включенные в адвокатское производство, распространяется действие адвокатской тайны.

На внутренней стороне папки должны быть обозначены перечень содержащихся в производстве материалов (опись), а также в хронологическом порядке действия по выполнению поручения и их результаты.

Содержание адвокатского досье по уголовным делам

Одним из важнейших видов юридической помощи, оказываемой адвокатом, является осуществление защиты прав и интересов лица по делам, находящимся в производстве органов дознания, предварительного следствия и суда. Защита прав и интересов лица в этих органах требует от адвоката не только глубоких теоретических знаний, но и профессионального мастерства в их реализации.

Для оказания квалифицированной юридической помощи по таким делам адвокат должен тщательно ознакомиться с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия или в суде до начала судебного разбирательства, сделать соответствующие выписки, изготовить копии процессуальных документов, сделать пометки, имеющие значение для формирования позиции защиты.

Копии материалов уголовного дела, выписки из материалов и все иные записи адвоката по конкретному делу рекомендуется оформлять и хранить в форме адвокатского досье в соответствии с вышеприведенными рекомендациями.

В адвокатском досье рекомендуется хранить копии либо оригиналы представляемых в следственные или судебные органы процессуальных документов, копии иных представляемых документов либо выписки из них, копии постановлений следователя, постановлений и определений суда, копии жалоб на решения следователя или суда, тезисы выступлений в судебных заседаниях, в том числе в кассационной инстанции, копии определений кассационной инстанции.

В адвокатском досье по уголовным делам обязательно должны находиться:

  • копия постановления о возбуждении уголовного дела либо выписки из него;
  • копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого;
  • копии протоколов допроса подзащитного в качестве подозреваемого и обвиняемого либо выписки из них;
  • в случае нахождения лица под стражей — копия постановления об избрании меры пресечения, о продлении срока содержания под стражей, жалобы на данные постановления и ответы (определения) судов;
  • копии всех заявленных по делу ходатайств и ответы на них;
  • копия обвинительного заключения.

При участии адвоката в следственных действиях рекомендуется вести запись показаний обвиняемого, лиц, участвующих в очной ставке, опознании и т.д. С разрешения лица, производящего допрос, целесообразно делать ксерокопии или фотокопии процессуальных документов.

Рекомендуется также отражать в адвокатском досье даты свиданий с подзащитным, их продолжительность, вопросы, которые обсуждались, и вопросы, которые предстоит выяснить для определения позиции защиты.

По делам, по которым к уголовной ответственности привлекаются два и более лица, рекомендуется, при наличии такой возможности, получать также копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемого других обвиняемых и протоколы показаний данных лиц. Это позволит составить более широкое представление о позиции как обвинения, так и других обвиняемых.

С целью удобства пользования материалами в зависимости от характера уголовного дела и его объема рекомендуется группировать материалы адвокатского производства в следующем порядке:

  1. по расположению материалов в уголовном деле;
  2. по отдельным лицам;
  3. по эпизодам.

По сложному, многоэпизодному уголовному делу целесообразно группировать материалы по эпизодам.

Все замечания, появившиеся у адвоката при изучении материалов дела, рекомендуется записывать и хранить в адвокатском производстве. Рекомендуется также при этом фиксировать листы и тома уголовного дела, чтобы в последующем иметь возможность быстро находить нужные материалы и делать ссылки на них.

В случаях, когда в связи с характером дела возникает необходимость изучить дополнительный нормативный материал, специальную или научную литературу, судебную практику, целесообразно важные для защиты выписки из этого материала также помещать в адвокатское производство.

В судебном заседании адвокату рекомендуется конспективно вести личную протокольную запись, в которой отражать все обстоятельства, имеющие значение для защиты: показания подсудимых и свидетелей, задаваемые им участниками процесса вопросы и ответы их на вопросы, показания экспертов и специалистов в суде, важные заявления и ходатайства участников процесса и т.д. Рекомендуется также записывать ход судебного разбирательства на диктофон, особенно по сложным уголовным делам с большим числом доказательств. Аудиозаписи судебных заседаний помогут не только правильно выстроить речь в защиту доверителя, но и подтвердить правильность и обоснованность замечаний на протокол судебного заседания.

Рекомендуется заранее продумать и подготовить в письменном виде наиболее существенные вопросы подсудимым, свидетелям, экспертам, специалистам и приобщать их затем к материалам адвокатского производства.

Копии письменных ходатайств необходимо хранить в адвокатском производстве, а о заявленных устных ходатайствах и представляемых суду документах делать соответствующие записи.

После изготовления судом протокола заседания адвокатам рекомендуется тщательно ознакомиться с ним, получить его копию либо сделать выписки с обозначением листов дела.Адвокатская деятельность

По окончании ведения дела в суде первой инстанции в адвокатском производстве, как правило, должны находиться следующие процессуальные документы:

  • копия приговора;
  • копия протокола судебного заседания или выписки из него, копия замечаний на протокол судебного заседания (при их наличии), копия решения суда о принятии замечаний или об их отклонении;
  • копия кассационного представления прокурора или жалобы потерпевшего и возражения адвоката на них;
  • копия кассационной (апелляционной) жалобы.

В адвокатском досье, помимо указанных выше, рекомендуется также иметь (в копиях или выписках) следующие материалы уголовного дела:

  • постановление о задержании подозреваемого, об избрании и изменении меры пресечения, постановления о назначении экспертиз (с перечнем поставленных на разрешение экспертов вопросов), заключения экспертиз;
  • протоколы обысков и описи имущества; документы, подтверждающие изъятие ценностей;
  • протоколы допросов подзащитного, других обвиняемых (подсудимых), потерпевших, свидетелей и очных ставок;
  • протоколы освидетельствования либо осмотра документов, вещественных доказательств, осмотра местности, воспроизведения обстановки и обстоятельств события;
  • характеристики, справки о судимости, прочие документы, относящиеся к личности подзащитного (справки о болезни, составе семьи и т.д.).

При формировании адвокатского досье рекомендуется соблюдать следующие технические правила: записи делать только на одной стороне листа, оставлять большие поля для заметок, которые потом могут быть использованы в суде.

В выписках из материалов дела указывать данные о томе и листах уголовного дела, из которого они сделаны, дату составления документа, его краткое содержание. Если в документах имеются какие-либо дефекты или процессуальные нарушения (отсутствие необходимых реквизитов, дат, фамилий и т.п.), это также следует отразить в адвокатском производстве.

Кроме выписок из материалов следственного и судебного дела, рекомендуется составлять и хранить в адвокатском производстве справочные таблицы и схемы, помогающие адвокату ориентироваться в деле и в своем производстве. Они особенно необходимы по сложным, многоэпизодным, многотомным делам. Следует также учитывать, что в соответствии с положениями ч. 2 ст. 217 УПК РФ копии документов и выписки из уголовного дела, в котором содержатся сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, хранятся при уголовном деле и предоставляются обвиняемому и его защитнику во время судебного разбирательства. В этой связи такие документы ни при каких обстоятельствах не могут находиться в адвокатском производстве.

В адвокатском досье рекомендуется хранить материал подготовки к защитительной речи. Следует помнить, что нет такого дела, по которому можно произносить речь без предварительной подготовки, составления тезисов, плана краткого или полного текста выступления защитника.

Содержание адвокатского производства по гражданским делам

Адвокатское досье по гражданским делам рекомендуется формировать с момента принятия поручения на представление интересов доверителя в суде. Однако с учетом того, что определение правовой позиции по делу адвокатом начинается с обращения доверителя (гражданина, представителя юридического лица) за юридической консультацией, в производстве должны найти отражение все переговоры и встречи адвоката с доверителем, включая встречу при первичном обращении доверителя к адвокату.

При принятии поручения по гражданскому делу адвокату следует провести предварительный анализ пожеланий доверителя на соответствие их требованиям действующего законодательства и по результатам встречи и ознакомления с предоставленными доверителем материалами предложить доверителю правовую позицию по делу, а также предупредить доверителя о предполагаемых рисках при дальнейшем движении дела. Данные действия адвоката направлены на соблюдение законного интереса доверителя — возможности принять окончательное решение о работе с адвокатом по делу либо о прекращении работы.

В адвокатском досье рекомендуется иметь копии составленных адвокатом письменных документов (запросов, ходатайств, исков, отзывов, возражений на исковые требования и пр.), а также копии полученных на них ответов.

Во избежание утраты адвокату рекомендуется избегать хранения подлинных документов, переданных доверителем, у себя лично или в адвокатском образовании. В адвокатском производстве целесообразно иметь копии этих документов, а подлинники оставлять у доверителя. Следует учитывать, однако, что при рассмотрении гражданского дела в судах общей юрисдикции либо в арбитражных судах исследование доказательств по делу предполагает обязанность для сторон предоставления подлинников необходимых документов по требованию суда.

В таком случае при невозможности непосредственного присутствия доверителя в судебных заседаниях обязанность предоставления подлинных документов при рассмотрении дела возлагается на адвоката.

В связи с этим адвокату рекомендуется получать у доверителя подлинные документы на необходимое время и хранить их в адвокатском досье (поскольку адвокатское досье обеспечивает сохранение адвокатской тайны), а когда надобность в подлинных документах отпадает, возвращать их доверителю.

При передаче подлинников документов адвокату, а также при последующем возврате их доверителю адвокату рекомендуется иметь в досье их перечень и отметку об их получении, а затем о возврате. Наличие таких записей и расписок о получении позволит избежать возможных конфликтов между адвокатом и доверителем.

Порядок расположения материалов в адвокатском досье адвокат вправе определять по своему усмотрению. Однако в ряде случаев, например, когда предъявленный иск, в том числе встречный, содержит несколько исковых требований, для удобства целесообразно сгруппировать материалы, находящиеся в досье, по каждому исковому требованию отдельно (в виде файлов или отражения этого деления на нумерации листов).

Текст правовых норм, судебных прецедентов, комментариев специалистов, иных материалов, на которые адвокат ссылается в обоснование своей позиции по делу, а также тезисы и проекты выступлений адвоката в суде рекомендуется хранить в адвокатском досье.

Надлежащее исполнение адвокатом принятого поручения на ведение дела в суде предполагает не только оформление процессуальных документов (исковых заявлений, апелляционных или кассационных жалоб на судебные акты, отзывов и возражений, заявлений и ходатайств, иных предусмотренных гражданским и арбитражным процессуальным законодательством документов), но и постоянное участие адвоката в процессе судебного разбирательства.

В этой связи в адвокатском досье должны содержаться: отметки об ознакомлении с протоком судебного заседания, копия протокола или выписки из него, копии замечаний на протокол судебного заседания (при их наличии), копии определений суда о принятии замечаний или об их отклонении, копии кассационной (апелляционной) жалобы либо возражений на нее.

В тех случаях, когда доверитель удовлетворен состоявшимся решением суда, рекомендуется отразить это в адвокатском досье.

Основные принципы адвокатской деятельности и адвокатуры: Видео

legalquest.ru

Участие адвоката в деле — АДВОКАТСКИЕ ТАЙНЫ

В Адвокат и присяжныеинтернете присутствует довольно большое количество статей, с грамотными и не очень советами, по каким критериям необходимо выбирать адвоката, на что необходимо обращать внимание в разговоре с ним и т.д. Но все эти статьи написаны или самими адвокатами или по их заказу, что, согласитесь, не могло не отразиться на объективности содержания.

Советы и рекомендации, изложенные в данной статье, тоже не претендуют на абсолютную объективность и универсальность. Они просто предоставят возможность вам, читатели МирСоветов, немного под другим углом взглянуть на данную проблему, дадут возможность сравнить прочитанное с тем, что вы знали раньше, и сделать собственные выводы.

Участие адвоката в деле – необходимость или пустая трата денег?

 Вкратце о том, нужен ли адвокат вообще или можно выиграть судебный процесс и без его участия? Выиграть, конечно, можно. Ведь судья самостоятельно дает юридическую оценку представленным доказательствам и при определении законности тех или иных деяний участников процесса руководствуется нормами действующего законодательства, а не мнением сторон или их адвокатов. Но в том-то и дело, что все свои выводы и оценки он будет делать на основании представленных доказательств, свидетельских показаний, аргументированных доводов.

Вы уверены, что сможете самостоятельно представить суду все необходимые доказательства, не упустив что-то важное? Вы можете быть уверены в том, что свидетельские показания человека, которого вызвали в судебное заседание по вашему ходатайству, будут расценены судьей, как аргумент в вашу пользу, а не в пользу вашего оппонента? Вы уверены, что сможете самостоятельно сформулировать и задать правильные вопросы своему оппоненту и правильно ответить на его вопросы?

Кроме того, не обладая юридическими знаниями, хотя бы в пределах рассматриваемого дела, очень трудно опровергать доводы другой стороны и приводить аргументы в свою пользу. В ходе судебного заседания обычно человек волнуется, что-то забывает или упускает из вида, или же наоборот, сообщает информацию, о которой надо было умолчать. Не все смогут задавать оппоненту неудобные вопросы, касающиеся его личной жизни, каких-то моментов биографии и т.д. А это иногда бывает очень важно и нужно. Не все могут связанно и логично высказывать свои мысли и доводы, особенно находясь в центре внимания нескольких человек и пребывая во взволнованном состоянии.

В результате вместо четкого, ясного и аргументированного изложения своей позиции и своих доводов, получается сумбурное выступление, после которого, остается надеяться только на беспристрастность и объективность судьи. Участие в деле адвоката избавляет от большинства вышеперечисленных неудобств, так как выполнение всей этой работы, будет возложено на него, но, увы, потребует финансовых затрат. В любом случае, конечное решение остается за вами.

В каких случаях, ваш адвокат будет работать на все 100%

Адвокат на судебном заседании А теперь давайте переходить к главному, а именно: к какому же адвокату лучше всего обращаться и как можно узнать, сможет ли он эффективно представлять ваши интересы и добиться положительного для вас результата рассмотрения дела.Для начала задайте себе вопрос: «А какую цель преследует адвокат, когда дает свое согласие на участие в том или ином деле?». Вариантов здесь не очень много.

1. Главная цель любого адвоката, конечно же, заработать. Или выражаясь корректнее, получить достойную оплату за свои профессиональные знания, умения и выполненную работу. Потому что хороший адвокат, как и любой профессионал, ничего другого делать не умеет, а жить на что-то надо. Естественно, ничего зазорного в этом нет. Вы же не можете всерьез рассчитывать на то, что приглашенные специалисты выполнят ремонт в вашей квартире бесплатно? Точно так же обстоят дела и с адвокатом. Или вы платите, или полагаетесь на собственные силы.

2. Иногда, если дело резонансное и к нему приковано внимание общественности, вопрос оплаты, может иметь для адвоката второстепенное значение. На первом месте в таком случае будет находиться возможность для осуществления собственного пиара, в первую очередь в средствах массовой информации. А это, как правило, дополнительные баллы к репутации и увеличение суммы гонораров за участие в дальнейших делах.

3. Еще одной целью адвоката при даче им согласия на участие в деле может быть его нежелание портить отношения со следователем, прокурором или судьей, когда последние, просят его поучаствовать в деле бесплатно. Такое в практике встречаются сплошь и рядом. Почему? Потому что, согласно действующему законодательству определенной категории обвиняемых защитник должен быть предоставлен в обязательном порядке. В частности, это относится к несовершеннолетним.

И что делать, например, следователю, у которого в производстве находится дело по обвинению 5-6 несовершеннолетних, родители которых не могут или не хотят оплачивать услуги адвоката? Если обращаться с соответствующей просьбой в коллегию адвокатов, неизвестно когда и сколько защитников они смогут выделить. А ведь с обвиняемыми необходимо проводить неотложные следственные действия (допросы, воспроизведения, очные ставки и т.д.), при проведении которых участие адвоката обязательно. Вот и приходится обращаться к знакомым адвокатам с просьбой бесплатно принять участие в деле. Естественно, обещая какие-то преференции в дальнейшем.

4. Случаи, когда по выражению адвокатов, они берутся за дело не из-за денег, а только из профессионального интереса, т.е. преследуют цель добиться торжества справедливости, можно не принимать во внимание. В чистом виде, они составляют 0,0…% от общего количества дел, в которых участвовал конкретный адвокат. Хочу сказать читателям МирСоветов, что если такое и случается, то в подавляющем большинстве случаев, под выражениями «профессиональный интерес» и «торжество справедливости», следует понимать причины, перечисленные в п. 2 и п. 3.

Вот, пожалуй, и все. Исходя из вышеизложенного, попробуйте ответить еще на один вопрос: «В каких же тогда случаях ваш защитник будет работать по делу с максимальной отдачей?». Лично я считаю, что подобное возможно только в случае совпадения двух факторов:— достойной (с точки зрения адвоката) оплаты выполненной им работы;— когда он может рассчитывать на то, что ваши будущие позитивные отзывы о его профессиональных качествах, которые вы станете распространять среди своих коллег, знакомых и родственников, будут содействовать росту его популярности и увеличивать количество потенциальных клиентов.

Школьный ВалерийСпециально для:Полезные советы

Рекомендую прочитать

advokat-ko.ru

8 главных ошибок адвоката, начинающего вести уголовные дела

Чуть более месяца назад мы задали представителям адвокатского сообщества вопрос: "Какие ошибки вы допускали в начале своей адвокатской карьеры и как их исправляли?". Благодаря полученным ответам, нам удалось собрать и обобщить сведения, которые, думается, будут полезны не только начинающим защитникам по уголовным делам, но и опытным адвокатам (смотрите диаграмму ниже).

Разумеется, многим профессионалам перечень представленных ошибок может показаться неполным, а кто-то скажет, что до сих пор встречает указные ошибки у своих коллег — далеко не новичков. Правы, видимо, будут и те, и другие. Однако этим исследованием журнал только начинает путь к более детальному изучению практики работы всех участников уголовного процесса.

Собранная информация позволила условно поделить "ошибки адвокатов" на три группы. К первой отнесены так называемые "профессиональные" ошибки. Несмотря на название, выделенные в эту группу промахи в работе во многом не связаны с непосредственным знанием закона и навыками его применения. Ведь чтобы описать хотя бы часть из тех, что встречаются на практике, вряд ли хватило бы даже объема одной книги. Сюда скорее отнесены организационные и тактические ошибки, которые совершают защитники в начале карьеры.

Во вторую группу включены "психологические" ошибки. Здесь обозначены недостатки, которые, наверное, в первую очередь допускают еще вчерашние студенты вузов или любые другие специалисты юриспруденции, мало знакомые с особенностями работы с подзащитными.

Последнюю, третью, группу образует ошибка, которая присуща адвокатам, пришедшим в профессию из правоохранительных органов. Эту группу было решено выделить по той простой причине, что хотя львиная доля адвокатов имеет опыт работы в следственных органах и (или) прокуратуре и т. д., но, как показали отзывы, нередко ее допускает. Конечно, нельзя сказать, что защитники, еще вчера собиравшие доказательства для обвинения или поддерживавшие обвинение в суде, допускают только ту ошибку, которая названа в этой группе. Как показал опрос адвокатов, несмотря на свой опыт многие бывшие оперативные работники, следователи или прокуроры сталкиваются с теми же сложностями, что и остальные и (или) открывают для себя "новые стороны" в уголовном процессе.

ДИАГРАММА

Распространенные ошибки начинающих адвокатов по уголовным делам

Название ошибки

В процентах

В цифрах (значение указывается в скобках рядом с процентами)

Попытка вести большое количество дел

27

121

Убеждение в справедливом решении дела судом

6

25

"Соглашательство" со следователем

10

41

Неправильная оценка объемов работы

5

20

Излишне тщательное обжалование каждого недочета следствия

5

21

Чрезмерное доверие подзащитному

9

40

Эмоциональное отношение к делу

26

110

Излишняя уверенность в своих знаниях и опыте

12

50

Профессиональные ошибки

Ошибка 1: попытка ведения большого количества дел

Наверное, главный вопрос, которым задается большинство адвокатов в начале карьеры (а часто и на протяжении многих лет практики), связан с источником работы, а именно — с уголовными делами, обращениями доверителей. Ведь помощь подзащитным — основной источник дохода адвоката. В этом смысле риск адвоката сродни риску предпринимателя: адвокату никто не дает работу и не платит зарплату, он находит работу сам и, соответственно, зарабатывает средства к существованию тоже самостоятельно.

Из-за страха остаться без работы или желания заработать как можно больше денег у начинающих защитников велик соблазн взяться за как можно бóльшее количество дел. Однако чаще всего это приводит к обратному эффекту. Защитнику не удается уделить достаточно времени изучению дела, подготовке документов по нему и даже элементарно находиться в разных местах (судах, СИЗО и т. д.) одновременно. Все эти и другие факторы могут привести к нежелательному для доверителя результату по делу, а далее — к потере адвокатом репутации, за которой неминуемо последует отказ от его услуг.

Рекомендации из серии "не берите на себя слишком много дел", "правильно оцените и распределите время" — не совсем те советы, которые, очевидно, хотели бы услышать начинающие адвокаты. Думается, что два основных вопроса связаны с тем, как организовать поиск и получение достаточного объема работы и психологически преодолеть при этом боязнь остаться без заработка.

Как показывает практика, чтобы обрести "холодную голову" и избавиться от стресса, необходимо найти психологическую поддержку.

Кроме того, важно заранее позаботиться о будущем месте работы: найти адвокатское образование, которое на первых порах могло бы "снабжать" делами, в том числе такими, в которых защитник участвует по назначению государства. Кроме того, практику лучше начать с участия в не слишком сложных делах, если о простоте в уголовном процессе вообще можно говорить.

Чтобы не потерять опыт и знания, решил заняться адвокатской практикой

Сергей Анатольевич Дорогокупец, адвокат Московской коллегии адвокатов "Единство"

До того, как стать адвокатом, я долгое время был штатным юристом в организации, а затем соучредителем юридической компании. Но, став управляющим юридической компании, я в какой-то момент понял, что работаю не юристом, а просто администратором и, значит, теряю опыт и знания. Именно тогда у меня возникла мысль: уйти из компании и заняться адвокатской практикой. Принятие этого решения далось мне нелегко, одолевали сомнения: смогу ли я найти достаточно клиентов, чтобы обеспечить семью?

Именно в этот момент я нашел поддержку в семье и понимание того, какой минимальный доход позволит нам жить достойно. Это помогло на начальном этапе преодолеть стресс и разумно подойти к выбору дел и оценке своих сил.

Ошибка 2: убеждение в справедливом решении дела судом

Формулировка этой ошибки, возможно, вызовет гнев у судей, которые тоже являются читателями журнала. Вероятно, в определенной степени этот гнев будет оправдан. Однако мы не могли не выделить эту ошибку. Во-первых, потому что на нее указывали опрошенные нами адвокаты, во-вторых, даже судьи наверняка не смогут отрицать того, что встречались с неправосудными решениями, нарушениями, допускаемыми в уголовном процессе судом, низкой квалификацией коллег.

Если перейти к сути ошибки, можно сказать, что уверенность в тщательном рассмотрении именно "его" (адвоката) дела вполне объяснима. Ведь по сравнению с судом защитник тратит несоизмеримо больше времени, психологических и умственных усилий при работе над делом. Конечно, он надеется на адекватную оценку своих трудов судом. Надежда на суд усиливается, если на этапе предварительного следствия защитник сталкивается с "глухим" саботажем: необоснованными отказами в ходатайствах и приобщении к делу доказательств, представленных защитой, с невозможностью нормально участвовать процессе и т. д. Но если и судья изначально будет более благосклонен к обвинению (вспомните процент оправдательных приговоров!), разочарование защитника наступает неминуемо.

Кроме того, начинающему адвокату нужно помнить, что для судьи конкретное дело не является единственным, и к данному процессу он относится так же (скрупулезно либо поверхностно), как и к сотням других. Наконец, из-за большой нагрузки, большого количества дел, судья может просто физически не успеть вникнуть в каждую деталь дела.

Процессуальным оппонентом защитника зачастую становится суд

Андрей Борисович Суховеев, адвокат коллегии адвокатов "Цитадель" (г. Кемерово)

Одной из моих ошибок в начале работы адвокатом, даже несмотря на опыт работы в правоохранительных органах, было ожидание от судей соблюдения закона. На деле судьи регулярно нарушали, например, установленные процессуальным законом сроки. При этом никаких последствий для них, как правило, не наступало. Чтобы избежать излишних пустых надежд, я стал фиксировать все свои заявления, ходатайства, речи в прениях и т. д. на бумаге и приобщать их к делу любой ценой, получая отметки на копиях.

Далее было наивное представление о равенстве сторон в уголовном процессе. Я думал, что мне придется состязаться только с обвинителем, а не с судом и обвинителем. Поначалу меня удивляло, что судья советуется в своем кабинете с прокурором о том, как лучше найти ответ на доводы защиты.

Еще одной ошибкой было то, что я считал, что судьи, в том числе Верховного Суда РФ, связаны позицией, изложенной по конкретным вопросам в постановлениях Пленума ВС РФ. На деле доходило до того, что мои ссылки на постановления Пленума просто игнорировались. Признаться, такое положение дел оставляло чувство, что адвокат в юриспруденции "партизан на оккупированной противником территории". Чтобы исправить эту ошибку и перестать разочаровываться, я просто прекратил "жалеть" правоохранителей и стал подавать жалобы на все их действия и недостатки. Но, разумеется, каждый раз только на те, которые они не могли устранить на конкретной стадии уголовного процесса.

Ошибка 3: соглашательство" со следствием

Неуверенность в своих силах присуща новичку в любой профессии, а адвокату вдвойне, ведь ему часто приходится оставаться один на один с государственной "машиной". В этой ситуации начинающий адвокат может поддаться на уговоры следователя поскорее решить пустяковое дело невзирая на "небольшие" нарушения уголовно-процессуального закона, уговорить подзащитного признать вину и согласиться на особый порядок рассмотрения дела судом и т. д. Взамен следователь может пообещать, что будет привлекать адвоката к защите подозреваемых и обвиняемых по делам, которые находятся в его производстве. Пойдя на такие уговоры, "соглашательство", налаживание "нужных связей", защитник сильно рискует не только репутацией, но доверием и уважением коллег.

Чтобы преодолеть страх и неуверенность в себе, можно обратиться к коллегам, которые в свое время тоже начинали работать "с нуля". Главное помнить, что любая дорога начинается с первого шага, а профессия адвоката в любом случае требует смелости, а иногда и мужества.

Адвокат не должен бездумно доверять словам следователя

Демченко Василий Васильевич, адвокат Краснодарской краевой коллегии адвокатов

Одна из самых больших сложностей для начинающего адвоката — это неуверенность в себе, страх перед следователем, который может быть, например, старше по возрасту. Многие теряются и идут на поводу у следствия, не применяя тех теоретических знаний, которые имеют. Мой опыт работы показывает, что,большинство следователей не следит за изменениями в законодательстве и, как правило, знает о них только из уст своих начальников. А такие понятия как судебная практика, постановления Пленума Верховного Суда РФ часто для них вообще неведомы. Но некоторые начинающие адвокаты верят следователям в обмен на обещание "давать дела".

Следователь действительно может уговорить подозреваемого взять того адвоката, которого он посоветует. В результате адвокат может подписать документы, составленные следователем, без каких либо возражений. Несомненно, что профессиональная жизнь таких адвокатов недолгая, примерно один — два года. Затем адвокат теряет тех клиентов, которые у него были, и о нем быстро распространяется молва как о "карманном", "ментовском" адвокате. Тогда уже и следователю становится сложно уговорить очередного задержанного воспользоваться услугами именно такого защитника. В подобных случаях следователь быстро находит других защитников или "новых временных" адвокатов, пока еще неизвестных. В этой ситуации самое главное не принимать слова следователя или оперативного работника за чистую правду, а опираться только на документы.

Практика знает достаточно случаев, когда следователь обещает адвокату отпустить подзащитного под подписку о невыезде, если адвокат уговорит его сознаться в совершенном преступлении. Защитник, окрыленный своим достижением, делает то, что нужно следствию, но в итоге подзащитный остается в местах лишения свободы или берется под стражу. При этом следователь всегда может оправдаться тем, что выпустить до суда задержанного ему в последний момент не позволило начальство или возражал прокурор.

Ошибка 4: неправильная оценка объемов работы

Отнести эту ошибку к промахам начинающего адвоката, наверное, можно в меньшей степени, чем приведенные выше. Ведь чтобы адекватно оценить объем предстоящей работы, нужно не только иметь колоссальный опыт, но и обладать полной информацией, имеющей отношение к делу. Неправильная оценка объемов работы автоматические означает дополнительные трудозатраты и возможные споры с доверителем по поводу оплаты услуг защитника.

Чтобы не попасть в конфликтную ситуацию, адвокаты советуют заранее предусматривать возможные проблемы и компенсацию незапланированного объема работы.

Например, отражать увеличение стоимости услуг адвоката в случае увеличения объема обвинения и продления срока следствия на срок свыше двух месяцев. Оговаривать объем работы по одному уголовному делу исходя из принципа "одно дело — один обвиняемый — один эпизод". Не секрет, что дело может расследоваться год и более, а число обвиняемых от начала к концу следствия может увеличиться в разы.

Ошибка 5: излишне тщательное обжалование каждого нарушения следствия

 Эту ошибку можно назвать своего рода и продолжением, и антиподом ошибки № 2. Даже среди опытных адвокатов можно встретить ошибочное мнение, что "все дело можно лучше всего решить суде", не обжалуя действий правоохранительных органов на этапе предварительного следствия, не указывая им на недостатки и нарушения в доказательной базе, чтобы они не могли их исправить и снова приобщить к делу. Однако все дело в том, что это правило действует далеко не всегда. Искусство адвоката заключается и в том, чтобы выбирать для каждого обжалования огрехов обвинения свое время и место.  

Для обжалования следует ждать подходящего момента

Луценко Виктор Михайлович, адвокат коллегии адвокатов Хабаровского края "Дальневосточная"

Моя первая ошибка заключалась в том, что я как только обнаруживал нарушение закона со стороны следствия, сразу же обжаловал в суд. На каком-то этапе процесс начинал складываться в пользу защиты, но толку было мало: вместе с прокуратурой следствие только устраняло свои ошибки и оправляло дело в суд заново.

Был случай, когда по одному делу суд дважды признавал незаконным возбуждение самого уголовного дела. Заместитель прокурор края отменил (явно незаконно, так как нужно было прекращать дела, в которых уже было по два — три тома процессуальных действий) все постановления о возбуждении дел и возбудил третье дело, к которому в качестве вещественных доказательств приобщил пять томов прекращенных дел. Хотя в итоге это дело также было прекращено, но весь процесс продлился почти три года.

Из подобного опыта я сделал вывод, что не нужно подавать жалобы на действия следователя, если их итогом будет только устранение ошибок в обвинительном заключении. Все ошибки следствия лучше собирать и ждать суда.

На суде также не стоит сразу озвучивать все нарушения следствия, лучше ждать подходящего момента. Благодаря грамотной работе с представлением нарушений суд может признать доказательство недопустимым, а если оно ключевое и невосполнимое, суд прекращает дело или возвращает его обвинению или следствию, которому ничего не остается, как "без лишнего шума" прекратить дело.

Психологические ошибки

Ошибка 6: чрезмерное доверие подзащитному

В силу специфики работы адвокату по уголовным делам приходиться иметь дело с конкретными людьми, их болью. Наверное, нельзя представить себе порядочного адвоката, как, например, врача, который не проникался бы переживаниями обратившегося за помощью человека. Тем не менее, с опытом к защитнику приходит понимание того, что слова любого, даже самого честного на вид и беззащитного доверителя, необходимо проверять и анализировать, не допускать слишком личного отношения к делу, не давать волю эмоциям и уж тем более не идти на поводу у подзащитного.

Депутатский запрос по делу может навредить защите

Сергей Александрович Соловьев, адвокат, директор Московской коллегии адвокатов "Сословие"

В начале адвокатской карьеры со мной произошел случай, который прочно укрепил меня во мнении, что не стоит идти навстречу всем желаниям и просьбам доверителя.

Я выступал защитником по уголовному делу, возбужденному по ст. 164 "Хищение предметов, имеющих особую ценность" УК РФ. Изучение материалов дела дало основания для подачи жалобы в органы прокуратуры, что я и сделал, придя на личный прием к заместителю прокурора одного из районов Москвы. Изучив мою жалобу, он сказал, что изложенные в ней доводы настолько серьезны, что если они будут подтверждены при изучении уголовного дела, то он не допустит направления этого дела в суд. Надо отметить, что обратился я в прокуратуру уже на стадии ознакомления с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

Я доложил о ситуации своему доверителю, который, в свою очередь, предложил мне подключить к решению вопроса одного из знакомых депутатов Госдумы с той целью, чтобы подготовленный им депутатский запрос "усилил" позицию защиты по делу. Я согласился на предложенный доверителем шаг и оформил обращение в Госдуму. В правоохранительные органы в скором времени был выслан соответствующий запрос.

Однако данный запрос попал в прокуратуру города Москвы. Там никаких нарушений закона в расследовании нашего уголовного дела не обнаружили, о чем и дали ответ депутату.

Тогда я обратился заместителю прокурора района, которыйобещал не допустить направления этого дела в суд, но тот в ответ сказал, что вышестоящая прокуратура на депутатский запрос по нашему делу дала ответ о законности расследования этого дела и вынесенных по нему процессуальных решений, поэтому он ничего поделать не может. Выступать против вышестоящей организации с отличным мнением у него нет ни возможности, ни желания.

Ошибка 7: эмоциональное отношение к делу

Эта ошибка аналогична обозначенной выше, с той лишь разницей, что эмоции и переживания адвоката, как правило, не связаны с доверителем, а вызваны вопиющими нарушениями закона со стороны следствия и обвинения, а также попытками адвоката обозначить свое превосходство над обвинением, вступить в некое соперничество с ним и т. п. Подобный подход к делу может не только помешать защитнику адекватно оценить обстоятельства дела и выработать последовательную тактику защиты, но и отрицательно сказаться на взаимоотношениях с представителями обвинения, которые далеко не всегда заслуживают критики.

Эмоции мешают трезво взглянуть на дело

Баховская Мария Михайловна, адвокат адвокатской конторы "Барристер" Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы

Самой большой ошибкой начинающего адвоката, по моему мнению, является излишнее доверие клиенту и соперничество со следователем, даже когда он допускает нарушения процессуального закона или ведет себя непорядочно.

В моей практике было дело, когда для моего клиента, которого обвиняли в убийстве, я сделала все, что могла, но это не только не привело к положительному результату, но и имело трагичные последствия. 18-летний юноша Алексей Баранов подозревался в убийстве бывшего одноклассника. Из его слов следовало, что убитый, сосед по дому, вместе с еще двумя парнями пришел к нему домой и проиграл деньги одному из пришедших. Так как у убитого денег не было, вспыхнул конфликт, в ходе которого одноклассника убили. Затем парни ушли, пригрозив Алексею, что если он на кого-то из них покажет, то ему будет не лучше, чем его однокласснику.

В процессе следствия у меня появилась некоторая обида на следователя, который, после того как я привела своего подзащитного для явки с повинной, вызвал оперативников и моего подзащитного задержали. Только потом я поняла, то обида была проявлением эмоций, и она явно помешала трезво взглянуть на дело. Путем невероятных усилий, адвокатских уловок, хорошего знания работы местного следствия мне удалось добиться того, что до суда Баранов остался на свободе.

Но когда выездная коллегия облсуда приехала для рассмотрения дела в город, мой подзащитный не появился в суде. В дальнейшем выяснилось, что он ударился в бега. Прошло три года. Мой подзащитный пришел с повинной по другому, двойному, убийству в другом городе. Там он был осужден на 15 лет. Состоялся суд и по "старому" делу, в котором я была привлечена как защитник. По обвинению в убийстве по "старому" делу суд оправдал Баранова, осудив его только за кражу вещей погибшего.

Ошибка 8: бывшие правоохранители излишне уверенны в своих знаниях и опыте

Название этой ошибки говорит само за себя. Большинство следователей или прокуроров уверены, что знают об уголовном процессе все. Но как только они сталкиваются с "другой" реальностью, многие из них начинают понимать, что попустительство нарушениям закона со стороны суда, прокуратуры может играть против них. Понимать, что подзащитный и подозреваемый (обвиняемый) — это не просто разные понятия, но и разный подход к участию в деле, а сбор доказательств адвокатом сталкивается с не в пример большими трудностями, чем та же работа следствия. Ну, и главное: вчерашние коллеги по цеху далеко не всегда рады помочь, потому что их работа оценивается совсем по другим критериям, нежели работа адвоката.

Принадлежность к органам сразу дает в процессе дополнительные баллы

Морохин Иван Николаевич, председатель коллегии адвокатов "Цитадель" (г. Кемерово)

В самом начале адвокатской карьеры я допустил типичную ошибку, распространенную среди адвокатов, "пришедших" из правоохранительных органов. Я наивно полагал, что мои предыдущие достижения в области юриспруденции основывались на моих качествах.

Практика показала, что на самом деле принципиальную роль играет принадлежность к "органам". Именно это в любом судебном процессе сразу дает дополнительные баллы, независимо от степени умственного развития участника. Недаром бывшие судьи и прокуроры, став адвокатами, зачастую демонстрируют на практике весьма посредственные знания.

Автор: Ислам Рамазанов, к.ю.н, главный редактор журнала "Уголовный процесс", специально для Право.Ru

pravo.ru